«Дела» Навального
25 февраля 2021 г.
Зачем СКР и ФСИН формируют будущее правительство России?
30 ДЕКАБРЯ 2020, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Если верно, что короля играет свита, то Алексея Навального придется признать королем путинской вертикали. Поскольку каждый сучок этого трухлявого древа власти соревнуется в том, чтобы, во-первых, создавать все новые информационные поводы, благодаря которым Навальный удерживается на первой строчке новостной повестки, а во-вторых, каждый из этих сучков ведет себя так, что на их фоне Навальный выглядит былинным богатырем. И если до августа этого года поддержка и популярность основателя ФБК* была обеспечена его собственными усилиями, то после того как Путин лично распорядился его убить, за дело превращения Навального в политика № 1 в России взялись чиновники и силовики. Причем еще и устроили между собой соревнование, кто внесет в это дело больший вклад.

По сообщению адвоката Навального Вадима Кобзева, ФСИН дала политику меньше суток для того, чтобы он прилетел из Германии в Россию и явился в московскую инспекцию по делу «ИВ РОШЕ». Иначе его условный срок будет заменен на реальный.

То, что Кремль и его обслуга сделают все, чтобы не допустить возвращения Навального в Россию, было очевидно с самого начала, а потому новостью не является. Новость в том, как именно это делается. И тут возникает интересный вопрос о том, читают ли российские власти зарубежные медицинские журналы.

Когда Дмитрия Пескова спросили, почему Кремль игнорирует доказательства отравления Навального «новичком», опубликованные в журнале The Lancet, он гордо заявил: «Мы медицинские журналы не читаем!». А вот в сообщении на сайте Московского управления ФСИН говорится, что, согласно публикации в научном журнале The Lancet, Навальный полностью поправился и поэтому его неявка может быть расценена как уклонение от контроля уголовной исполнительной инспекции.

Из этого сообщения следуют два вывода. Во-первых, из песковского местоимения «мы», объединяющего тех, кто не читает медицинские журналы, ФСИН явно выпал. Во-вторых, и это главное, ФСИН признал сам факт отравления Навального «новичком», поскольку именно это написано в той публикации, на которую ФСИН ссылается, то есть признает ее достоверной.

Председатель СКР Александр Иванович Бастрыкин, естественно, не мог допустить, чтобы все лавры человека, который испугал Навального тюрьмой и не допустил его возвращения, а в случае возвращения посадил в тюрьму, достались директору ФСИН Александру Петровичу Калашникову. Поэтому Главное следственное управление СК РФ возбудило в отношении Навального совершенно свежее уголовное дело по ч. 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), обвинив его в том, что он потратил на личные цели 356 миллионов рублей из 588 миллионов, собранных на нужды некоммерческих организаций, которыми он руководит.

Тут надо отдать должное Бастрыкину. Он действительно обходит Калашникова с его ФСИН в деле повышения популярности Навального. Поскольку «дело о мошенничестве» реально обернется двумя сотнями тысяч публичных заявлений людей, которые переводили деньги на Фонд борьбы с коррупцией*, или на Фонд поддержки СМИ «Пятое время года», или на Фонд организации и координации защиты прав граждан, или на Фонд правового обеспечения граждан, или на Фонд защиты прав граждан «ШТАБ».  Очевидно, что каждый из этих двухсот тысяч граждан сможет подтвердить, что знал, зачем и на что жертвует свои деньги, знает, как они были потрачены и не имеет претензий к Навальному. И это дело, если ему будет дан ход, превратится в публичный всенародный отчет политика о проделанной работе, который плавно перетечет в предвыборную кампанию Навального.

В то время как ФСИН и СКР соревнуются в продвижении Навального, Минюст приступил к трудной, но давно назревшей работе по отделению журналистики от того, что ею не является. Для этой цели Минюст создал реестр СМИ — иностранных агентов, куда пока внесено пять физических лиц, среди которых четверо журналистов и еще правозащитник Лев Александрович Пономарев, который был несколько удивлен тем, что его обозвали средством массовой информации.

По закону о СМИ, «под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием)». Конец цитаты.

В этой связи у меня есть один вопрос и одно требование к министру юстиции РФ Чуйченко. Константин Анатольевич, вы когда-нибудь видели Льва Александровича Пономарева? Он похож на газету? Или на журнал? Или на телеканал? Вы вообще в курсе, что СМИ — это форма распространения массовой информации? Может ли человек быть формой? Это был по сути один вопрос, просто развернутый.

А теперь требование. Константин Анатольевич, вы начали важную работу по поиску в огромной мусорной куче российских медиа настоящих журналистов. Нашли пока пятерых. Это хорошее начало. Но в этой работе важно не сбавлять темп, а главное — не допускать несправедливости. И я хочу вам помочь. Для начала предлагаю включить в ваш реестр меня. Я больше 45 лет пишу заметки в российские и зарубежные журналы и газеты. Не все получается, но я стараюсь. Ни разу не писал заказных статей. Не воровал чужих текстов. Не обслуживал власть. В этой связи убедительно прошу вас, Константин Анатольевич, включить меня в свой реестр и присвоить мне звание «СМИ — иностранный агент». Полагаю, что заявлений под общей шапкой «Я/МЫ — иноагент» у вас будет немало. Поскольку слухи о конце российской журналистики сильно преувеличены.


__________________________
* ФБК, признан в России иностранным агентом


Фото: Пикеты в поддержку Алексея Навального в Санкт-Петербурге. Роман Пименов/ТАСС
.












  • Андрей Колесников: Европейские санкции сейчас провоцирует не столько конкретно этот кейс, сколько вообще вся ситуация с правами человека в России.

  • МК: Оппозиционера Алексея Навального поставили на профилактический учет, как лицо, склонное к побегу.

  • Марина Литвинович: Если он попадет в колонию, то за ним будет вестись усиленный контроль. Навальному надо будет примерно каждые 3 часа отмечаться в администрации колонии, фиксируя, что он никуда не убежал.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Последнее слово Навального на суде по «ветеранскому делу»
20 ФЕВРАЛЯ 2021 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Для последнего слова у меня есть бумажка вот эта, она довольно задрипанная, потому что я ее в кармане ношу каждый процесс. И когда я из СИЗО выхожу, меня обыскивают и каждый раз говорят: "Это что такое! Нельзя! Можно только материалы дела". А я говорю: "Это мой материал дела самый главный". Помните, в самом начале вы нам дали полчаса на ознакомление с материалами дела. Ну, я посмотрел — а что там смотреть-то: сфальсифицированные материалы и подписи? Единственная вещь, единственная страничка, которая меня интересовала, я с нее сделал выписку, и потом в течение процесса я так вот ее из кармана доставал и украдкой смотрел. Каждый раз в самые такие пафосные моменты, когда прокурорша изображала здесь слезы и говорила: "Ветераны — это наше все! Мы их так любим! Наше государство ради ветеранов и существует, и только такие, как вы, их оскорбляете"…
Приватизация государства и права
19 ФЕВРАЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Европейский суд по правам человека потребовал от России немедленно освободить Навального. Основание — 39-е правило регламента ЕСПЧ, то есть угроза жизни и здоровью человека. Резоны ЕСПЧ очевидны: Навального только что пытались убить способом, который прямо указывает на причастность высшего руководства России. Россия в лице Минюста, Дмитрия Пескова и Марии Захаровой ответила ЕСПЧ, что никакого Навального освобождать не будет. Потому что… Потому что не будет. И вообще вы там в своем ЕСПЧ занимайтесь своей Европой, а в Россию не суйтесь, ибо у нас суверенитет и скрепы. Международное право, договоры? Нет, не слышали. А еще Россия в ответ на требование ЕСПЧ освободить Навального поставила его на профилактический учет как «склонного к побегу».
Прямая речь
19 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Европейские санкции сейчас провоцирует не столько конкретно этот кейс, сколько вообще вся ситуация с правами человека в России.
В СМИ
19 ФЕВРАЛЯ 2021
МК: Оппозиционера Алексея Навального поставили на профилактический учет, как лицо, склонное к побегу.
В блогах
19 ФЕВРАЛЯ 2021
Марина Литвинович: Если он попадет в колонию, то за ним будет вестись усиленный контроль. Навальному надо будет примерно каждые 3 часа отмечаться в администрации колонии, фиксируя, что он никуда не убежал.
Рецепт от прокурора для огурцов и соли
17 ФЕВРАЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Шел третий день судебного процесса по делу о клевете Алексея Навального на ветерана Артеменко. Говорить о правовой стороне этого действа, а уж тем более говорить о праве с прокурором Екатериной Фроловой столь же бессмысленно, как цитировать 31-ю статью Конституции РФ «космонавту» с запотевшим забралом в тот момент, когда он лупит вас дубинкой. Уличные протесты 23 и 31 января и акция «фонарики» дали вполне очевидный ответ о соотношении сил режима и той части его оппонентов, которые готовы хоть что-то делать для его, этого режима, ликвидации.
Прямая речь
17 ФЕВРАЛЯ 2021
Николай Сванидзе: Что касается судебного решения, то оно, понятное дело, будет таким, как захочет власть, тут она проиграть не может, так как играет сама с собой.
В СМИ
17 ФЕВРАЛЯ 2021
РИА Новости: Гособвинитель попросила оштрафовать Алексея Навального на 950 тысяч рублей по делу о клевете на ветерана Игната Артеменко...
В блогах
17 ФЕВРАЛЯ 2021
Владимир Владимиров: Использовать в протестных целях детей - это политическая педофилия. А 95-летних стариков - в самый раз, недоумевают некоторые.  
Сажали внутри Мосгорсуда, сажали вокруг Мосгорсуда
2 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Налицо откровенная циничная расправа над человеком, которого сначала собирались убить, а теперь закрыли в тюрьму. Такова месть диктатора человеку, который посмел бросить ему вызов. И срок пусть никого не вводит в заблуждение – есть же еще парочка вполне перспективных уголовных дел. Об оскорблении ветерана, о мошенничестве… Вред ли стоит сомневаться в том, что они будут доведены до суда. С вызовом одного человека Владимир Путин пока справился. Вопрос – справится ли он с вызовом всех ответственных граждан России, которые еще на свободе?