Цензура
06 декабря 2019 г.
Олигарх на «Коммерсанте»



Специального корреспондента «Ъ» Ивана Сафронова и заместителя редактора отдела политики газеты Максима Иванова уволили за статью «Спикеры делать из этих людей», опубликованную в «Коммерсанте» 17.04.2019. Тема статьи — возможный уход Матвиенко с поста спикера Совета Федерации и назначение на этот пост главы СВР Нарышкина. Статья написана в фирменном стиле «Ъ»: в нейтральном тоне и даже с известной симпатией к Матвиенко, в поведении которой журналисты разглядели элементы самостоятельности и даже некоторой фронды по отношению к чиновникам и к Госдуме.

Тем не менее, материал вызвал недовольство Матвиенко, которая пожаловалась владельцу «Ъ» Алишеру Усманову. Тот потребовал от журналистов раскрыть источники, а после того как журналисты, сославшись на закон о СМИ и трудовой договор, отказались это сделать, дал команду гендиректору и шеф-редактору «Коммерсанта» Владимиру Желонкину уволить непокорных сотрудников. Что тот немедленно и исполнил, да еще и соврал, заявив о том, что они уволены не за содержание статьи, а за «нарушение стандартов журналистской деятельности». Проще говоря, обвинил журналистов в том, что они написали «заказной материал».

После чего в понедельник 20 мая из «Ъ» уволились заместитель главного редактора Глеб Черкасов и весь отдел политики. Более ста журналистов «Коммерсанта» подписали открытое письмо читателям, в котором сообщили о вмешательстве в редакционные стандарты людей, «не имеющих прямого отношения к журналистике» и о «прямом давлении на журналистов». А также предупредили читателей, что «Коммерсантъ» неопределенно долгое время «не сможет информировать их о российской политике».

Фундамент качественной журналистики, который 30 лет назад заложил создатель «Коммерсанта» Владимир Яковлев, оказался поразительно крепким. Яковлев создал в России «журналистику факта», сформировал плеяду ярких авторов, школу «Ъ» прошли Наталья Геворкян и Александр Кабаков, Игорь Свинаренко и Валерий Панюшкин. Яковлев руководил газетой до 1999 года, после чего продал ее Борису Березовскому. Но, вопреки ожиданиям, «Ъ» не стал информационной заточкой Бориса Абрамовича, как это случилось, например, с ОРТ времен Доренко. По свидетельству тогдашнего главного редактора «Ъ» Андрея Васильева, Березовский свою газету читал, но никогда не вмешивался в редакционную политику.

Все изменилось самым решительным образом в 2008 году, когда «Ъ» купил Алишер Усманов. Сам факт нахождения газеты в собственности этого человека является таким же кощунством, как если бы Андрея Романовича Чикатило назначили руководить каким-нибудь детским учреждением. Отношения постоянного обитателя списка Forbes Усманова с прессой всегда складывались непросто. То он нанимает специальную фирму, для того чтобы она уничтожила информацию бывшего британского посла в Узбекистане Мюррея о криминальном прошлом Усманова, и эта фирма гоняется за статьей Мюррея по всему интернету, по пути блокируя массу ресурсов, в том числе и сайт тогдашнего главы британского МИДа Бориса Джонсона. То Усманов увольняет все руководство медиахолдинга за публикацию избирательного бюллетеня с нецензурной надписью в адрес Путина. То кошмарит английскую Википедию, требуя удалить оттуда сведения о своем криминальном прошлом. То судится с Навальным из-за расследования о коррупции. Одним словом, «Коммерсантъ» попал, наконец, в надежные руки. 

Казалось бы, после 11 лет жизни под тушей этого олигарха в газете не должно было остаться ничего живого и она должна была бы разделить судьбу газеты «Известия» или НТВ, которые давно уже сложно назвать средствами массовой информации. И, тем не менее, более ста подписей журналистов «Ъ» под открытым письмом к читателям говорят о многом. В том числе о том, что слухи о смерти журналистики в России несколько преувеличены. Она просто очень сильно болеет.

Фото: Донат Сорокин/ТАСС

 












  • Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?

  • НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.

  • Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вышка — не место для мысли. Впрочем, как и вся Россия
4 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дело Егора Жукова имеет некоторые шансы стать таким же знаковым, какими в свое время стали дело Дрейфуса во Франции и дело Бейлиса в России. Разница в том, что тогда французская и российская общественность почувствовали угрозу, исходящую от нарастающего антисемитизма, смогли дать бой и, в конечном счете, эти локальные битвы выиграли. В случае с делом Егора Жукова шансов на торжество справедливости немного, и о причинах этого скажу чуть позже. Сначала о том, почему дело Егора Жукова выделяется даже на фоне общего судебного беспредела большого «московского дела», частью которого оно является. В Егора Жукова силовая обслуга режима вцепилась мертвой хваткой.
Прямая речь
4 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Можно ли играть по правилам людей, которые привлекают людей к уголовной ответственности за слова, и продолжать говорить, что мы делаем современное гуманитарное образование?
В СМИ
4 ДЕКАБРЯ 2019
НОВАЯ ГАЗЕТА: По заявлению подсудимого, обыск проводился в сговоре с экспертом ФСБ Александром Коршиковым, поэтому оперативники уже заранее знали, что изымать.
В блогах
4 ДЕКАБРЯ 2019
Юлия Галямина: Вдумайтесь в абсурд того, что сейчас происходит: человека, который последовательно призывает к мирному протесту пытаются судить за призывы к насилию.
Про поэта Орлушу и «концентрацию протестных мыслей»
20 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Если в стране разворачивается кампания по поиску врагов народа, то непременно появляются профессиональные герои-разоблачители, которые обязательно обнаружат, что аккурат под их домом враги копают тоннель из Бомбея в Лондон. Создав в Госдуме комиссию по расследованию иностранного вмешательства во внутренние дела РФ, депутаты запустили процесс, логика которого неизбежно должна была привести к обнаружению такого тоннеля. И он был обнаружен. В ходе расследования «иностранного вмешательства» депутаты пришли к выводу, что в ряде регионов России действуют финансируемые из-за рубежа лагеря, в которых проходят обучение организаторы протестных акций.
Прямая речь
20 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Идиотизм этой инициативы заложен в ней с самого начала, и ничем, кроме фарса, работа такой комиссии не обернётся и обернуться не может...
В СМИ
20 НОЯБРЯ 2019
NEWSru.com: Госдума нашла в России иностранные "лагеря", где учат протестовать
В блогах
20 НОЯБРЯ 2019
Лев Рубинштейн: "Большой фразеологический словарь клоачной политической мысли 2000-х годов" ждет своих составителей и издателей. Ну, и читателей, само собой - чтение скучным не будет, это точно.
В физические лица инагентов будут плевать на улицах
14 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В ближайшее время Госдума, судя по всему, примет поправки в закон об «инагентах», которые неожиданными назвать уже сложно, но обескураживающими все еще, пожалуй, уместно. Итак, согласно нововведениям, которые в минувшую среду одобрил Комитет нижней палаты по информационной политике, по инициативе Минюста и МИДа в списки «инагентов» можно будет вносить не только организации, замаравшие себя позорным сотрудничеством с иностранными государствами, но и «физических лиц» из плоти и крови, провинившихся в том же преступлении. 
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: В России слово «агент» – синоним слова «шпион». У нас есть свой лексикон, фиксирующий оттенки смыслов в этой области...