Генштаб в борьбе с арифметикой

ТАСС

Начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал Евгений Бурдинский дал большое интервью «Красной звезде» по случаю 55-летия вверенной ему структуры. Как и положено, он поведал о славном боевом прошлом, замечательном настоящем и светлом будущем ГОМУ. Естественно, он в очередной раз заявил, что Россия не может отказаться от принудительного призыва в Вооруженные силы (скажи он что-то другое, получилось бы, что он хочет оставить себя и подчиненных без работы и, стало быть, без должностей). Ну а затем он начал выдавать сенсации.

Во-первых, Бурдинский сообщил, что «в 2018 году на должностях прапорщиков, сержантов и солдат проходят (так в тексте. Видимо, интервью готовили несколько месяцев — А.Г.) военную службу по контракту более 350 тысяч человек». Тем самым Бурдинский фактически подтвердил сказанные в 2017-м слова начальника Национального центра управления обороной РФ генерала Михаила Мизинцева о том, что в армии служат 354 тысячи контрактников. Многие тогда подумали, что генерал просто оговорился. Ведь еще в конце 2016-го министр обороны Сергей Шойгу докладывал президенту, что контрактников у нас уже аж 384 тысячи. За два прошедших года цифра эта не поменялась. При этом военное ведомство ежегодно сообщает о том, что успешно набирает в армию десятки тысяч контрактников. Так в 2018 году профессиональными солдатами стали то ли 50 тысяч человек (по версии заместителя министра Николая Панкова), то ли 60 тысяч (по версии Владимира Путина, озвученной на итоговой коллегии минообороны). Если общее количество контрактников при этом не растет, это означает только одно — за последние годы уволились 120-150 тысяч человек. Личный состав обновился почти наполовину, что, подозреваю, не лучшим образом сказалось на уровне боевой подготовки и степени боеготовности.

Таким образом, перед нами острейшая проблема в комплектовании Вооруженных сил. Почему контрактники массово покидают армию? Не желают участвовать в секретных войнах, в ходе которых страна отрекается от своих солдат, устраивает тайные похороны, объявляет живых, попавших в плен, «отпускниками»? Или размеры жалования, которое растет после 2012-го вполне символически и уже не соответствует более социальным стандартам? А может быть, обещанные Шойгу Путину внутренние «маневры» в рамках военного бюджета, направленные на ускоренное производство ракетной техники для «отлупа» США привели к недофинансированию контрактной службы? Но об этой проблеме, как, впрочем, и о всех других, генералы предпочитают помалкивать. О реальном положении дел можно узнать лишь из случайно уплывшей в официальное интервью цифры.

ТАСС

Если слова Бурдинского соответствуют действительности, то программа перевода большей части сержантов и рядовых провалена полностью. Ведь, согласно Плану деятельности Минобороны на 2013-2020 годы, в 2019-м контрактников и вовсе должно быть 425 тысяч. Еще недавно начальник Генштаба рассказывал иностранным военным атташе, что два из каждых трех батальонов в Сухопутных войсках сформированы из контрактников.  Любопытно, если контрактников на 75 тысяч меньше запланированного, откуда взялось необходимое количество солдат?

И тут мы подходим к другой сенсации, которая следует из интервью генерала Бурдинского. Начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба явно не в ладах с … арифметикой. «Соотношение численности контрактников к призывникам составляет 1,7 к 1», заявляет Бурдинский. Численность призывников известна — это 260 тысяч (128 тысяч весенний призыв 2018-го и 132 тысячи — осенний). Допустим, что около 40 тысяч отправили служить в Росгвардию и другие военизированные ведомства. Умножаем оставшиеся 220 тысяч на 1,7 и получаем 374 тысячи, а вовсе не 350. И эти несуразности в одном интервью. Страшно подумать, что за выкладки они приносят Путину…

Причина всего этого более-менее понятна. В какой-то момент военачальникам разрешили врать о реальном положении дел в армии. И супостатов устрашим, и народ в нашей небывалой боеготовности уверим. Но ведь речь идет о значительных объемах информации, где одна цифра должна соответствовать другой. Нужно специальное «управление правды», которое координировало бы все это вранье. А в Минобороны дело пустили на самотек. И очень скоро в собственном вранье запутались…

 
Фото: 1. Россия. ЯНАО. ТАСС/Интерпресс/Александр Николаев
2. Первый заместитель начальника главного организационно-мобилизационного управления Генштаба вооруженных сил РФ Евгений Бурдинский (слева) . Михаил Метцель/ТАСС












  • Сергей Цыпляев: Заявление Министерства обороны о предстоящих информационных атаках не поддаётся никакой нормальной интерпретации. Проблемы надо переживать по мере их поступления, а не анонсировать заранее.

  • "Ведомости": Как отметил замминистра, нынешние Вооруженные силы в их сегодняшнем виде нравятся далеко не всем, поэтому и могут подвергнуться дискредитации.

  • Ольга Гричаная: Никаким средствам информации никогда  не удастся так дискредитировать  власть, в т.ч. военное руководство как  некоторым казнокрадам  в высоких креслах и с большими погонами!

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Нехай, клевещуть, гады
30 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В конце года положено рапортовать об успехах. И военное ведомство ничем не отличается от прочих. Только что прошла итоговая коллегия Минобороны, где Сергей Шойгу доложил главному начальнику о замечательных результатах. Дабы подкрепить бравурный доклад, в «Красной звезде» было размещено интервью первого заместителя министра Руслана Цаликова, в котором он в очередной раз сообщил о достигнутых успехах. Но при этом в интервью зазвучала вдруг тревожная нота. Темные силы не дремлют, они, проклятые, не желают мириться с минообороновскими успехами. Разведка доложила точно: враги готовят удар.
Прямая речь
30 ДЕКАБРЯ 2019
Сергей Цыпляев: Заявление Министерства обороны о предстоящих информационных атаках не поддаётся никакой нормальной интерпретации. Проблемы надо переживать по мере их поступления, а не анонсировать заранее.
В СМИ
30 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Как отметил замминистра, нынешние Вооруженные силы в их сегодняшнем виде нравятся далеко не всем, поэтому и могут подвергнуться дискредитации.
В блогах
30 ДЕКАБРЯ 2019
Ольга Гричаная: Никаким средствам информации никогда  не удастся так дискредитировать  власть, в т.ч. военное руководство как  некоторым казнокрадам  в высоких креслах и с большими погонами!
О чистке ружей кирпичом
16 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
На прошлой неделе произошли два, казалось бы, совсем не связанных между собой события. Американцы совершенно неожиданно испытали прототип баллистической ракеты средней дальности. Произошло это всего лишь через 9 месяцев после выхода Вашингтона из Договора о запрещении ракет средней дальности. Еще совсем недавно американские (равно как и российские) эксперты говорили, что Пентагону потребуется несколько лет для создания такого образца. Вторая новость — пожар в энергетическом отсеке многострадального российского авианосца «Адмирал Кузнецов». В результате проведения в ходе ремонта «огневых работ» металлическая окалина пролетела на нижнюю палубу. И подожгла кучу оставленной там ветоши.
Прямая речь
16 ДЕКАБРЯ 2019
Сергей Цыпляев: Шаг за шагом, обе стороны сползли к ситуации, которая называется «отсутствие контроля за вооружениями». В этом тяжёлом, напряжённом и очень затратном мире нам теперь придётся жить.
В СМИ
16 ДЕКАБРЯ 2019
"Коммерсант": Власти РФ изучают информацию о состоявшемся в конце минувшей недели испытании Пентагоном прототипа баллистической ракеты наземного базирования средней дальности.
В блогах
16 ДЕКАБРЯ 2019
Платон Лебовский: Кузя дымит... при попытке его отремонтировать - он горит, ядрёна ракета падает и при ее подьеме под Северодвинском чуть ли не устраивается маленький чернобыль. Кто теперь поверит в вундервафли?
Дедовщины — нет, а расстрел — есть
7 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Похоже, недавнему интервью Сергея Шойгу «Московскому комсомольцу» (тому самому, за легкую критику которого «Известия» уволили своего военного обозревателя) суждено стать классической иллюстрацией к понятию «сглазил». Глава военного ведомства расхвастался, приписал исключительно себе те действительно позитивные перемены, которые произошли в российской армии за последние десять лет. Казалось, делать это можно было совершенно безопасно: согласно всем опросам, российская армия стала в глазах россиян модельным институтом (что, заметим, характерно только для милитаристского общества) и пользуется даже большим авторитетом, нежели президент. 
Прямая речь
7 НОЯБРЯ 2019
Сергей Цыпляев: Министерство обороны считает, что главное – запирание в казармах и привитие той культуры насилия, которая и так распространена в нашем обществе.