В оппозиции
16 сентября 2019 г.
Репрессии властей должны натыкаться на сопротивление граждан
11 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



По данным информационных агентств, в минувшее воскресенье Марш разгневанных матерей прошел более, чем в двух десятках российских городов. Наиболее массовые и заметные акции состоялись в Москве и Санкт-Петербурге, но люди стояли в пикетах и во Владимире, и в Орле, и в Ростове. В первой столице по бульварам от Новопушкинского сквера до Кропоткинской прошло около тысячи демонстрантов. Если в Москве полиция вела себя достаточно лояльно и спокойно (было задержано всего несколько человек, в основном, после провокаций прокремлевских активистов), то в Питере стражи порядка реагировали жестче. Однако в любом случае можно констатировать, что приказов на разгон манифестаций силовики десятого февраля очевидным образом не получали. Скорее даже наоборот – я стал свидетелем нескольких эпизодов, когда полицейские перекрывали проезжую часть, чтобы манифестанты могли беспрепятственно двигаться по заранее объявленному маршруту, и вели они себя при этом крайне вежливо и предупредительно.  А между тем, важно отметить, что акции в поддержку российских политзаключенных (прежде всего – Анастасии Шевченко, впервые в истории отечественного правосудия привлеченной в Ростове к уголовной ответственности «за участие в деятельности нежелательной организации»), уведомления на проведение которых были своевременно поданы в соответствующие городские службы, согласований так и не получили.



На первый взгляд, в действиях властей отсутствует какая бы то ни было логика. Ну, в самом деле – если вы изначально не собирались жестко разгонять несанкционированную акцию, то в чем был смысл ее запрещать? К чему создавать прецедент, ставящий под сомнение необходимость в принципе обращаться к властям за какими-то разрешениями? А зачем выспрашивать дозволения, если и так можно беспрепятственно и фактически без потерь осуществить запланированное? Оптимистичные предположения, что они уже якобы дрогнули и не решаются чересчур агрессивно реагировать на мирный уличный проест, оставим за скобками. Мне представляется, что дело все же в другом. Думаю, в данный момент власти заняты глубоким мониторингом общественных настроений в преддверии разрастания социально-экономического кризиса. И нынешняя их частичная «гуманизация» связана как раз с этим процессом. При этом отметим, что в целом по стране идет жесточайшая зачистка всего регионального оппозиционного актива, включающая в себя возбуждение уголовных дел по вроде бы «спящим» статьям. Тут, помимо уже упомянутого уголовного преследования Анастасии Шевченко, следует вспомнить и дело активиста «Солидарности» Вячеслава Егорова, который сидит в Коломне под домашним арестом по так называемой «дадинской статье» (многократные нарушения в ходе проведения уличных акций), и совсем свежую историю про возбуждение уголовного дела против псковской журналистки Светланы Прокопьевой за якобы имевшее место в одном из ее публичных выступлений «оправдание терроризма»…

ТАСС

Но, как бы на данном этапе ни развивались отношения власти и общества, мне кажется, важно помнить о том, что единственным эффективным ответом на репрессии силовиков остается массовый выход граждан на улицу. Только активизация и эскалация уличного протеста способна переломить ситуацию. Никаких других рычагов давления и инструментов влияния на власть у российского гражданского общества не осталось. Ни избавиться от них, ни хотя бы «принудить к миру» никаким иным способом уже не получится. Чем быстрее общество в целом и политическая оппозиция в частности осознает этот очевидный факт, согласует с ним свою стратегию, тем скорее наступит развязка и тем меньше будут потери…  

 
Фото: 1. Россия. Москва. 10.02.2019. Акция "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных. Василий Петров    
2. Россия. Москва. 10.02.2019. Участники акции "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных на Тверском бульваре. Сергей Фадеичев/ТАСС
3. Россия. Москва. 10.02.2019. Участник акции "Марш материнского гнева" в поддержку политзаключенных в Новопушкинском сквере. Сергей Фадеичев/ТАСС












  • Леонид Гозман: Я не исключая того, что власти, понимая, что они хуже и хуже контролируют ситуацию, дойдут до введения чрезвычайного положения и отмены выборов.

  • "Коммерсант": Руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков в своем Telegram-канале сообщил, что обыски также идут в Саранске и Челябинске.

  • lj podosokorskiy: Казалось бы, нападавший на главу ЦИК мог укрыться в московском штабе Навального, но нашли его почему-то в лесу

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Выборы – выборами, а репрессии по расписанию
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Итак, силовики призывают не расслабляться. Минувшей ночью они вломились с обысками к главам и некоторым членам региональных штабов ФБК. Пока спецоперацией охвачено пять городов – обыски прошли в Саранске, Самаре, Челябинске, Уфе и Перми. Следственные действия проводятся в рамках уголовного дела об «отмывании денег». Суть его в том, что по версии Следственного комитета сотрудники ФБК в течение трех лет получали «черный нал» в разнообразных валютах, а после через банкоматы загружали деньги на личные счета и таким образом их легализовывали. Алексей Навальный и все его сотрудники  свою вину полностью отрицают.
Прямая речь
10 СЕНТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Я не исключая того, что власти, понимая, что они хуже и хуже контролируют ситуацию, дойдут до введения чрезвычайного положения и отмены выборов.
Прямая речь
10 СЕНТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Я не исключая того, что власти, понимая, что они хуже и хуже контролируют ситуацию, дойдут до введения чрезвычайного положения и отмены выборов.
В СМИ
10 СЕНТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков в своем Telegram-канале сообщил, что обыски также идут в Саранске и Челябинске.
В блогах
10 СЕНТЯБРЯ 2019
lj podosokorskiy: Казалось бы, нападавший на главу ЦИК мог укрыться в московском штабе Навального, но нашли его почему-то в лесу
За твит – «пятерочку», за пытки – условное
4 СЕНТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Посмотрев на садистские избиения силовиками протестующих 27 июля, как деловито они ломают ноги о бордюр человеку, который просто пробегал мимо, финансовый менеджер Владислав Синица решил поразмышлять в своем микроблоге о возможных последствиях для садистов в форме и написал твит следующего содержания: «Посмотрят на милые счастливые семейные фото, изучат геолокацию, а дальше ребенок доблестного защитника правопорядка просто однажды не приходит из школы. Вместо ребенка по почте приходит компакт-диск со снафф-видео». Пресненский районный суд Москвы приговорил финансового менеджера Владислава Синицу к пяти годам колонии...
Прямая речь
4 СЕНТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: Они хотели показать: каждый, кто будет посягать на стражей порядка, неважно как, словесно или физически, будет наказан. 
В СМИ
4 СЕНТЯБРЯ 2019
"Ведомости": ...массовых беспорядков у следователей не получается. В числе причин, по которым это не удалось сделать, отсутствие хотя бы одного признания в массовых беспорядках от арестованных.
В блогах
4 СЕНТЯБРЯ 2019
Алена Агаджикова: Свободны по московскому делу должны быть ВСЕ. Владислав Синица не должен сидеть за слова. Никто не должен. Силовики, избивавшие людей, должны быть наказаны по закону. 
День шантажа детьми
3 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Я все думаю, это заранее так придумано или случайное совпадение в рамках запущенного маховика репрессий. В один и тот же день московские суды рассматривали представление прокуратуры, которая требовала лишить родительских прав две семейные пары, оказавшиеся на протестных акциях с малолетними детьми. А поздно вечером для составления протокола о повторном нарушении правил проведения протестных акций были доставлены в отделы полиции журналист «Новой газеты», муниципальный депутат Илья Азар, активист Фонда борьбы с коррупцией Николай Ляскин и незарегистрированный кандидат на выборах в Мосгордуму Любовь Соболь.