Хозяева страны
23 января 2020 г.
Как победить коррупцию? Перестать называть ее коррупцией…
29 ЯНВАРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Все последние годы российские правозащитники и юристы фиксируют ужесточение отечественного законодательства в самых разных сферах. Уже принятых и еще только обсуждаемых инициатив власти по введению все новых ограничений и запретов несть числа. Тем неожиданней, на первый взгляд, выглядит предложение Минюста о частичной декриминализации «Закона о противодействии коррупции», которое, как следует из обнародованной вчера официальной информации, уже вовсю обсуждается различными правительственными ведомствами – Генпрокуратурой, Минтруда, МВД и СК. Из этой информации следует, что цель нововведений — «освобождение физического лица от ответственности, в случае если несоблюдение им ограничений и запретов, установленных в целях противодействия коррупции, вызвано объективными обстоятельствами, сделавшими невозможным соблюдение вышеуказанных запретов, ограничений, требований и исполнение обязанностей». Примеры подобного рода «обстоятельств» авторы поправок почему-то не приводят. И даже не считают нужным объяснить взволнованной публике, что, собственно говоря, они имеют ввиду. Ну, в самом деле, какие такие обстоятельства можно признать смягчающими вину (и даже вовсе ее исключающими), например, при передаче взятки? Ну, наверное, если взятка будет вручена насильно или под давлением, такой случай вряд ли можно счесть проявлением коррупции. Но вы когда-нибудь слышали, чтобы у чиновника взяли в заложники жену, а потом под угрозой расправы над близким человеком заставили госслужащего принять подношение. То есть, возможно, такие случаи не редки, но вряд ли они и сегодня, при выявлении вышеперечисленных обстоятельств, квалифицируются нашими правоохранителями как коррупционные. Еще, конечно, можно человека загипнотизировать. Помнится, однажды подозреваемый в получении взятки даже сослался на эту причину, но, кажется, ему это не слишком помогло.

Понятно, что для российской власти коррупция – больная тема. Даже согласно официальной статистике, она неуклонно растет. Прибавка только за последний год – почти десять процентов. В 2018 году к ответственности по антикоррупционной статье было привлечено более трех тысяч российских чиновников. Причем, многие эксперты уверены, что цифры эти значительно занижены. Кроме того, не будем забывать, что коррупция – базовая тема Алексея Навального, и пока попытки власти перехватить у г-на Навального антикоррупционную повестку с треском проваливаются. Потому что на все его громкие расследования власти ответить нечего. То есть, разумеется, есть чего, но она не в состоянии это сделать по целому ряду причин. Ровно поэтому нет никаких сомнений в том, что подавляющее большинство граждан официальную борьбу со взяточничеством считает фикцией и надувательством, а разоблачениям ФБК верит. И нет никаких сомнений в том, что пока странно выглядящая инициатива власти по смягчению ответственности за коррупционные действия будет воспринята обществом крайне критично. И вряд ли этому стоит удивляться, потому что на данный момент предложение Минюста возможно трактовать только следующим образом: когда дело касается нас, вы придумываете все новые и новые ограничения, стоит нам выйти на митинг или запостить статус в социальной сети, а когда дело касается вас, вы предлагаете коррупцию перестать называть коррупцией!

Вообще, это послабление для российского чиновничества очень напоминает недавнюю отмену запрета сотрудникам ГИБДД останавливать машины для проверки везде, где им заблагорассудится. Другими словами, высшее звено государственного управления как бы говорит низшему звену: «Времена нынче трудные, денег на всех в бюджете не хватает, но мы о вас помним и заботимся, поэтому предоставляем возможность подкармливаться самим…»

Конечно, любопытно будет, в конце концов, выяснить, что начальство имеет в виду, говоря об «обстоятельствах, делающих невозможным соблюдение запретов и ограничений», но мне, признаться, кажется, что термин «коррупция» применительно к форме отношений между отечественным начальством и населением, проживающим на данной территории, изжил себя в принципе. Когда повальное воровство в самых высших эшелонах власти принимает подобного рода масштабы, то это уже никакая не коррупция. Это – форма государственного правления…         

 
Фото: Александр Тарасенков/Интерпресс/ТАСС












  • Николай Сванидзе: Я думаю, что главное тут – отставка Медведева, которого Путин спрятал «за пазухой». Но с какой целью, непонятно. 

  • «Коммерсант»: И после рассуждений обо всех конституционных реформах Владимиру Путину еще предстоит ответить на один простой вопрос: «А зачем?»

  • Кирилл Рогов: В некотором смысле нынешнее правительство – это такое правительство мечты президента Путина. Отряд четких и современных исполнителей-управленцев...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Блеск и нищета спецоперации
23 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
За двадцать лет путинского правления пора бы уже привыкнуть: всякая перемена во власти разрабатывается и осуществляется Владимиром Путиным как спецоперация. Готовится в абсолютной тайне, проводится стремительно. При этом зрители, к которым относится все подведомственное население и, что еще смешнее, те, кто вроде бы участвует во всех этих ужимках и прыжках, еще долго ежатся, вертят головой, как если бы их неожиданно обкакала птичка, и спрашивают себя: «А что же это, черт побери, было?» Вспомним увольнение Касьянова. Вспомним назначение Зубкова, когда замысел главного начальника не понял даже его ближайший конфидент Сергей Иванов.
Прямая речь
23 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Я думаю, что главное тут – отставка Медведева, которого Путин спрятал «за пазухой». Но с какой целью, непонятно. 
В СМИ
23 ЯНВАРЯ 2020
«Коммерсант»: И после рассуждений обо всех конституционных реформах Владимиру Путину еще предстоит ответить на один простой вопрос: «А зачем?»
В блогах
23 ЯНВАРЯ 2020
Кирилл Рогов: В некотором смысле нынешнее правительство – это такое правительство мечты президента Путина. Отряд четких и современных исполнителей-управленцев...
Правительство будет менее разговорчивым
22 ЯНВАРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Большинство комментаторов, пишущих о заменах в правительстве РФ, начинают с фиксации того, что имена министров, и новых и старых, не имеют значения, поскольку политику в РФ определяют не министры, и не вице-премьеры, и не премьер. При всей очевидности этой истины она требует некоторого уточнения. Поскольку, будучи винтиками и шестеренками путинской государственной машины, все эти министры все-таки живые люди, которые вносят в общую атмосферу российской государственности свои личные запахи, эмоции, разговаривают, в конце концов. Ну и, кроме того, внутри довольно узкого коридора заданной «генеральной линии партии» существуют, пусть и небольшие, варианты ее реализации.
Прямая речь
22 ЯНВАРЯ 2020
Михаил Бергер:  Нужно обратить внимание на то, что средний возраст у новых персонажей ниже, чем у тех, кого они заменили.
В СМИ
22 ЯНВАРЯ 2020
"Комсомольская правда": Президент России Владимир Путин обязал правительство готовить ежегодные доклады, в которых будет приведены анализ, оценка и прогноз продовольственной безопасности России.
В блогах
22 ЯНВАРЯ 2020
Александра Ливергант: Министры пошли из надзорных ведомств: Мурашко - из Росздравнадзора, Кравцов - из Рособрнадзора. С премьером-налоговиком без присмотра не останемся
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.