Что делать?
23 октября 2019 г.
Почему российская элита заинтересована в обнищании населения
21 ИЮЛЯ 2018, ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

Общим местом стало утверждение, что наша власть не имеет программы развития экономики страны. Мы не Китай, и не Южная Корея. Нельзя же назвать такой программой «майские указы» президента, исполняя которые в вузах  сокращают число преподавателей, увеличивая зарплату оставшимся при запредельной их нагрузке и  снижении качества образования. Прочие меры указов не лучше. Почему? Потому что нашей власти не нужны ни здоровые, ни образованные. Ей нужны нищие и покорные. Это убедительно доказывается в статье Ю.Латыниной, выводы надо полезно донести до каждого россиянина.

ТАСС

В XX веке родилось выражение «страны третьего мира», подразумевавшее отставшие, подзадержавшиеся в средневековье государства.

Выражение это в XXI веке критически устарело. Многие страны третьего мира показывают фантастические темпы роста и являются крупнейшими игроками в мировой экономике.

Китай стал второй сверхдержавой мира. Он строит ежегодно по 6 тысяч км хайвеев, растет на 6—8% в год, и в этой стране за последние 30 лет вышли из нищеты и сделались средним классом 400 млн человек — то есть больше, чем все население США. Стремительно растет Вьетнам, который выглядит сейчас так же, как Китай 15 лет назад. Стремительно растут экономики Индии, Бразилии, Индонезии, Малайзии.

Иначе говоря, практически любая страна третьего мира, вне зависимости от расы, религии и географического положения, при наличии вменяемой власти в любой момент может выйти из средневековья и влиться в широкую реку мировой экономики.

Однако за это же время оформилось то, что можно назвать странами четвертого мира.

Страны четвертого мира — это, к примеру, Венесуэла, Боливия, Куба, Северная Корея, Судан, Конго, Сомали, Афганистан, Пакистан, Зимбабве, Гаити, Палестинская автономия (хотя она и не вполне государство).

Это страны, где правящая верхушка вполне осознанно взяла курс на обнищание населения.

Внутренняя политика стран четвертого мира, опять-таки вне зависимости от расы, религии, и географического положения, характеризуется следующим:

  1. Главным источником денег для правящей верхушки являются деньги, которые поступают извне: за счет продажи полезных ископаемых, рабской силы (в случае Северной Кореи) или даже финансовой помощи (как в случае Палестинской автономии).
  2. Вспомогательным источником денег для правящей верхушки являются монополии, розданные друзьям диктатора/членам правящей партии/полевым командирам, и кредиты госбанков для создания таких монополий.
  3. Остальное население доступа к кредитам, рынку и мировой экономике не имеет. Большинство его живет за счет пособий и зарплаты от госмонополий. Ему также позволяется заниматься подсобным хозяйством, лавочками и войной. Значительная доля молодого населения адсорбируется организациями, осуществляющими «джихад против неверных», а также борьбу «с белыми колонизаторами» или «украинскими фашистами».
  4. Это тотальное обнищание населения сопровождается, в свою очередь, громогласной риторикой против «проклятых капиталистов», «коварных неверных», «белых колонизаторов» и «гнилого Запада», которые всю свою деятельность направляют на то, чтобы отомстить данной стране. Проклятые белые мстят Гаити за то, что это первая страна, в которой черные обрели свободу, проклятые янки мстят Венесуэле за боливарианскую революцию, кровавые сионисты мстят палестинцам, и именно этим объясняются все беды данных стран: от неспособности палестинцев самим вывезти мусор до отсутствия спичек в венесуэльских магазинах.

Несложно заметить, что путь, которым идет Россия, — это путь именно страны четвертого мира. Если во времена СССР мы пытались догнать и перегнать Америку, то теперь недосягаемым идеалом и совершенством, к которому надо стремиться, для Кремля служит Палестинская автономия.

И главным экономическим фундаментом, на котором покоится этот путь, является обнищание населения.

Это может показаться, на первый взгляд, удивительным. За всю предыдущую историю человечества мы привыкли к тому, что правитель обычно стремится к процветанию своих подданных. Если они богатеют — они довольны, если они нищают — они восстают, и поэтому, чем более процветает экономика, тем более устойчива власть.

Это правило действительно работало в доиндустриальном мире, где 90% населения было занято сельских хозяйством, а еще 9% — в городах ремеслом. Тогда 90% людей сами растили свою еду, сами строили свои дома, сами ткали свою одежду и сами плели себе лапти. Доходы правящей элиты складывались из налогов, и правила были просты. Если власть берет с налогоплательщика 10%, он терпит, если она звереет и начинает драть втрое, он восстает.

Однако в нынешней постиндустриальной глобальной экономике правила другие. Даже в самых бедных странах никто не плетет себе лапти: пластиковые сандалии за полдоллара все равно выходят дешевле. Даже в самых бедных странах никто не ткет себе футболки. В странах четвертого мира существует огромное количество избыточного населения, которое достаточно легко прокормить и одеть. А доходы властной верхушки складываются не из налогов, а из сырьевых ресурсов, госпредприятий и монополий.

В такой ситуации верхушка страны четвертого мира становится заинтересована не в повышении благосостояния, а в обнищании населения и увеличении его зависимости от этой верхушки.

Дело в том, что нищее население проще контролировать. Возьмем, к примеру, Палестинскую автономию. На ее территории неоднократно предпринимались попытки организовать сборочное производство: в конце концов, население нищее, много дешевой рабочей силы, etc. Попытки неизбежно кончались тем, что приходили люди с автоматами, требовали себе руководящих зарплат, и вся затея накрывалась медным тазом.

Такое развитие событий было вовсе не случайным. Террористические организации, руководящие палестинцами, — сначала ООП, теперь ХАМАС, — в принципе не заинтересованы в том, чтобы на территории Палестины появилась прослойка людей, которые сами зарабатывают деньги. Они заинтересованы в том, чтобы население жило в нищете, чтобы единственным источником денег был ХАМАС, а единственным способом вертикальной мобильности — карьера террориста. Они заинтересованы в том, чтобы все население боролось против кровавых сионистов и подчинялось при этом ХАМАС.

Точно то же Россия. За последние годы власть уничтожила банковскую систему России, а без кредитов в современном мире нет рынка. Вместе с тем госбанки охотно предоставляют госкредиты приближенным компаниям. Госкомпании, доля которых составляет 65% рынка, систематически не платят частным подрядчикам. Государство отдает налоги на откуп и вводит самые неоправданные монополии.

Следует понимать, что все эти меры неслучайны. И диктуются они не только элементарной жадностью правящей верхушки, которая видит, как уменьшается пирог, но хочет сохранить при этом размер своей доли. Эти меры последовательно способствуют обнищанию населения и зависимости большинства от государства или его корпоративных метастазов.

Отчего бедна Сицилия? Оттого, что в ней мафия. А каково отношение среднего сицилийца к дону мафии? Он его обожает. Дон — предмет поклонения, зависти и любви. Только он даст нищему сицилийцу деньги на свадьбу, только у него можно будет добиться, если что, справедливости, и чем опасней не любить дона — тем охотней сицилиец его любит.

Абсолютно тот же механизм действует в стране четвертого мира.

Представьте себе российского инженера, который окончил МИФИ и работает в частной российской космической компании, запускающей спутники. И представьте себе нищего дядю Васю в поселке Пупкино, который загибается от пьянства, но твердо знает, что крымнаш. Простой вопрос: кто из них будет скорее голосовать за Путина и твердо знать, что Путин один спасает Россию от злобных западных фашистов, которые хотят поставить ее на колени?

Конечно, дядя Вася. Так зачем стране инженеры? Частные менеджеры? Частные компании? Зачем вообще МИФИ?

После 2014 года одной из наиболее бросающихся в глаза черт режима стал открытый переход к мракобесию: кафедра теологии в МИФИ, окропленные святой водой ракеты, СК, расследующий ритуальное убийство царской семьи, etc. Важнейшей частью этого мракобесия является экономический базис.

На первый взгляд может показаться, что власти России по-прежнему озабочены экономическим ростом. Что все экономические решения Кремля после 2014 года и что бульдозеры, давящие западные помидоры, — это просто случайные неудачные ходы или следствие чьей-то жадности.

Однако это не так. После Болотной в Кремле стало ясно, что офисный планктон и средний класс не могут являться опорой режима. Ею может быть только нищее большинство. Только оно может служить надежным базисом для надстройки в виде госмракобесия. Только оно позволит оставаться у власти столько же, сколько Роберт Мугабе.

В этом смысле обнищание российского населения является стратегической необходимостью для нынешней власти. И в ближайшие десять-двадцать лет будет определено, станет ли Россия навсегда страной четвертого мира или ее история, цивилизация, культура и элита все-таки помешают нашему превращению в Гаити или Зимбабве.

Новая газета. 4 декабря 2017

Фото: Денис Русинов/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
 Наш архетип: проблемы модернизации 
17 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Движение общества  возможно по одной из трех траекторий: деградация, стагнация или  восходящее развитие. Крах Российской империи, а затем и СССР свидетельствуют: политический режим, не способный обеспечить национальное развитие, неизбежно рухнет, увлекая за собой государство. К сожалению, сегодняшняя социально-экономическая ситуация вновь свидетельствует о стагнации, начиная с 2013 г. Почему Россия, страна богатейших природных ресурсов и многомиллионного талантливого народа, несмотря на многолетнее нефтедолларовое изобилие погружается в  глубокое неблагополучие?
Тормоз прогресса – наша аморальность
4 ОКТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Почему Ниал Фергюссон в своей книге «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира» среди причин мирового первенства Европы в своем развитии не назвал господствующие нравственные приоритеты ее жителей, мораль, ставшую доминирующей? Не знаю. Приведу определение: «Мораль – это нравственные ориентиры, т.е. доминирующие в обществе представления о хорошем и плохом, о добре и зле, нормы поведения, вытекающие из этих представлений». Полагаю, что культура народа и его мораль влияют на темпы развития любой страны. 
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 2
25 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. (Продолжение)
Конфликт интересов власти и общества
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало: конфликт есть, но как он осознан россиянами? Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции — это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось — нам радостно, ожидания не оправдались  — мы печалимся.
ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Часть 1
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
ООО «Издательство АСТ» 2017. и Издательство CORPUS выпустили в продажу  прекрасную книгу «Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира». Ее автор - Ниал Фергюсон. ЕЖ предлагает  вниманию читателей дайджест этой книги – цитаты важных мест произведения. Дайджест предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях и в качестве рекламы основного произведения. 
А судьи кто?
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Олег Дерипаска недавно всех поразил, заявив, что России нужно реформировать судебную систему. Его, оказывается,  не устраивает тот факт, что 60% судей формируется из состава  помощников судей и секретарей, которые не только неадекватно оценивают, что происходит в экономике, но и выносят неверные решения. Косность судебной системы, по его мнению, вредит инвестиционному климату в стране. Если оправдательных договоров только 2%, в том числе по экономическим преступлениям,  то необходимо вернуться к реформе судебной системы.
Выборы в России и в Эстонии
4 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Институт выборов существует в любом правовом государстве, признающем источником власти народ. Право избирать и быть избранным является важнейшим фундаментальным правом гражданина такого государства. Оно закреплено в Конституции и защищено законодательством. Любое воспрепятствование реализации этого права является преступлением. Ограничение избирательного права возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и в рамках принятой процедуры. Выборы являются главным механизмом, обеспечивающим народное представительство, которое, в свою очередь, выполняет законодательные функции, контролирует исполнительную власть и делает власть легитимной.
Демократия по-литовски
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // МИХАИЛ САРИН
Демократия, возникшая в древних Афинах и существующая во многих странах сейчас, всегда имеет два признака – свободу собраний и честные выборы. Третий признак, который является гарантом существования демократии, это реальная политическая конкуренция. Все остальное (разделение властей, независимый суд, свободная пресса) – это фактически результат наличия демократии. Если нет перечисленных признаков, невозможно достичь результатов ни по отдельности, ни вместе. Как обстоит с этим в России, судить российскому читателю. Я же хочу рассказать, как обстоит дело в Литве.
Несостоявшиеся государства. Чем им помочь?
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ЛАНКО
Среди разнообразных предложений по ускорению модернизации в России, обсуждаемых «узким и страшно далеким от народа» кругом российских интеллектуалов, пожалуй, наиболее радикальным является так называемый «японский сценарий». Приверженцы этого сценария развития утверждают, что, поскольку противодействие модернизации заложено в российской «культурной матрице», то и ускорение модернизации возможно исключительно путем «культурного шока», включая ядерную бомбардировку страны и последующую иностранную военную оккупацию. В приведенных ниже тезисах я попытаюсь объяснить, почему этот сценарий неприемлем не только с морально-этической, но и с практической точки зрения, несмотря на то, что современная Япония демонстрирует нам множество примеров, которые могли бы быть использованы и в России.
Капитализм для всех или только для своих?
28 АВГУСТА 2019 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В России есть множество политиков и журналистов, которые из кожи вон лезут, доказывая, что государство эффективнее рынка, а любой чиновник умнее предпринимателя. Им вторят пожилые люди, вздыхающие о временах Сталина, Брежнева, о всеобъемлющем заботливом государстве. Ни советская нищета и дефицит, ни гибель миллионов репрессированных ничему их не научили. Надежду на прогресс внушают только молодые поколения, воспринимающие мир совсем иначе и принявшие рынок как должное. Полезно дать им аргументы для спора со стариками.