Путин и общество
16 октября 2019 г.
Чекизм — как возобновляемый ресурс
18 ЯНВАРЯ 2018, СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
ТАСС

Интервью г-на Бортникова, которое тот дал в конце 2017 года, возмутило академиков РАН, обвинивших нынешнего главу ФСБ в оправдании сталинских репрессий. Эта история имеет одну характерную особенность. Заключается она в том, что сам Бортников репрессии не столько оправдал, сколько, совершенно ожидаемо для верховного чекиста, от них же отмахнулся. По принципу «надо — так надо, время такое было, и вообще, не преувеличивайте». Действительно, что уж там? Как известно, лес рубить — дело тоже полезное, только щепок много летит.

Существовал анекдот, в котором Сталин вызвал Горького и высказал настойчивое предположение, что, помимо романа «Мать», пора бы уже написать идеологически выдержанное произведение под названием «Отец». Иезуитски пояснив, что в данном вопросе нужно постараться, потому как «попытка, ПОКА ЕЩЕ не пытка, Алексей Максимович».

В сфере личных предпочтений вождь народов был человеком очень скрытным, но, что совершенно очевидно, питал немалый пиетет к такой исторической фигуре как Иван Грозный. Открыто, впрочем, на этот счет не высказывался; ибо не пристало вождю простого, трудового народа восхищаться продуктом сословно-представительной монархии. Тем не менее, в период правления Сталина образ последнего царя из Рюриковичей заиграл идейными красками, главным образом, посредством отснятого Сергеем Эйзенштейном кинополотна. Сам вождь бесконечно вмешивался в производственный процесс, настаивал на «прогрессивном» отображении той эпохи — и очень обиделся на режиссера за то, как тот воссоздал на экране опричное войско. Представители личного удела царя, как выяснилось, были в авангарде тогдашнего «эффективного менеджмента» — лихо рубя саблями заскорузлого обывателя, не в полной мере осознававшего потребность форсированной централизации высочайшей власти. Чего уж там, в такого рода вопросах Иосиф Виссарионович смотрел на идеологического пращура со всей симпатией; со слов Александра Солженицына, так или иначе, неизбежно придя к выводу, что и «в слове «император» ничего плохого нет, это значит — повелитель».

Очень уж любит любая диктатура само понятие «преемственность», апеллируя к «традициям» отцов и дедов, которые в свое время «смогли» и «сдюжили». Не жаловались, не просили, временные (они же нескончаемые) трудности преодолевали, демонстрируя истинный стоицизм. О собственном благополучии (якобы) не думали, а единственным насущным вопросом считали: «Что лично я могу сделать в тяжелую годину для родного государства (власти)?» Диктатуре свойственно пребывать в состоянии легкой обиды на подвластных ей граждан. Оттого та так часто любит пристыдить последних, указав на деяния стоических предков: «Те смогли, значит и мы, то есть ВЫ — сможете».

Вплоть до того благословенного момента, как у нас появился Путин, Сталина вспоминали неохотно во всех смыслах. При Брежневе в стране установился «вождизм-лайт», которому не нужен был такой свирепый конкурент. А народ в те ушедшие десятилетия и сам не особо добрую память об отце народов хранил — потому как элементарно помнил страшную эпоху. Не было во всем СССР такой семьи,

которой хоть отдаленно бы не коснулась длань карающих госорганов.

Но, как сказано выше, вновь подступившей тирании свойственно оправдывать свои деяния именно обращением к прошлому, непременно выискав в ней именно ту эпоху, которая своими проявлениями соответствует вновь насаждаемым тоталитарным постулатам. Особенно если во главе страны уже двадцать лет стоит лицо, само же имеющее в прошлом прямое отношение к службе в усмирительной государственной организации. Товарищу Сталину нужны были благородные работники кафтана и секиры; нынешнему российскому президенту необходимы возвышенные труженики плаща и кинжала — и без страха и упрека! Сталину был необходим сам Иван Грозный; Путину, понятно, за дальностью веков кроваво-богомольный царь не дался ни коим образом; а вот фигура самого Сталина — в самый раз. Посредством кино и телефильмов, публикаций — вообще, максимально доступными средствами для донесения пропаганды прямо в головы «потенциальной аудитории»; образ вождя подобрел, помудрел и возвысился.

Есть в происходящем куда как более насущная беда. Несмотря на то, что власть последовательно проводит курс на понижение истинного размаха сталинских репрессий — сам образ Сталина не растерял своей кровавости. Точнее сказать, подобное и НЕ ПРЕДУСМАТРИВАЕТСЯ, зачем? Преемственность, она ведь не только «положительной» бывает. В столь замечательные 30-е годы жизнь государства отравляли западные наймиты, «пятая колона», ренегатствующая интеллигенция — одним словом, враги трудового народа. А что имеем сейчас? Да-да, «все то же самое» — страна, наконец пришедшая к истинно верному сплаву из консерватизма, духовности и вождизма никак не может вздохнуть полной грудью. Очень уж много либеральной гнили осталось, вот вам и толстый намек. Надо будет — достанем чекистскую метлу из стальных прутьев, не расслабляйтесь тут! Так и хочется грустно пошутить: курорт в России построить иногда обещали и даже уверяли — что вот, уже. Выходил, правда, не курорт, а государственный санаторий, и потом его же приходилось обносить колючей проволокой — чтобы пациенты не разбежались.


Фото: Россия. Москва. 15 мая 2016. Пионеры у бюста И.Сталина на его могиле у Кремля после церемонии приема в пионеры на Красной Площади. Михаил Метцель/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.

  • "Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других

  • Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Плевок
15 ОКТЯБРЯ 2019 // ГЕОРГИЙ САТАРОВ
Это всем нам. В лицо, смачно, глумливо, с чувством полной безнаказанности. Даже не плюнули, а харкнули. И ждут, что мы скажем спасибо, что пока не «размазали нашу печень по асфальту», как обещал милейший Песков. Плюнули учителям, политологам, членам РАН, юристам, студентам, актерам, затаившимся в коридорах власти системным либералам, благодаря которым, как гласит молва, мы наблюдали недавно легкое ослабление бульдожьей хватки Левиафана. Абсурдные, антиправовые, мстительные приговоры пошли по всей стране. Теперь невиновные в судах получают больше, чем убийцы, насильники и коррупционеры. И все только ради того, чтобы они могли спать немного спокойнее.
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Это прямая угроза обществу: не выходить на улицу, не поднимать глаз, стоять — бояться.
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2019
"Коммерсант": Общественность отбивает одних фигурантов, правоохранители возбуждают дела против других
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2019
Ivan Babitski: Россией правят люди... жестокие без решительности, хитрые без ума... Выбрать себе настолько безупречную жертву, как Котов, чтобы продемонстрировать всем подчёркнуто бессмысленную жестокость...
Путинская оттепель с метелью и обморожениями
9 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«У вас там что, оттепель?» — с этого вопроса начинают интервью практически все иностранные корреспонденты, интересующиеся тем, что происходит в России. В ответ на недоуменное пожатие плеч зарубежные коллеги настаивают: «Ну, вот же Голунова освободили, Устинов на свободе. А Мосгорсуд отменил приговор фигуранту “Нового величия” Павлу Ребровскому и отпустил его под подписку. Оттепель же!». Дьявол, как обычно, в деталях, а путинская оттепель при ближайшем рассмотрении… Впрочем, по порядку. Павел Ребровский заключил досудебное соглашение со следствием и дал показания против других обвиняемых по делу «Нового величия», так как поддался на шантаж следователя...
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Это никакая не «оттепель». Когда говорят об оттепели, подразумевают осознанную политику.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2019
Общая газета: Московская полиция через суд намерена отсудить у Алексея Навального и других оппозиционеров 18 млн рублей из-за протестных акций, которые прошли в столице в июле и августе.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2019
Кирилл Еськов: Именно так и поступали в НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ: семье казненного присылали счет за _услуги_ палача плюс стоимость веревки.
Суд в Ростове вовсе не показательный, а вполне типичный
7 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Ростовский областной суд приговорил двух фигурантов дела о «подготовке к организации массовых беспорядков и участию в них» к шести с половиной годам лишения свободы. Следующие несколько лет, если апелляционная инстанция не встанет на сторону осужденных (так и хочется написать — «пострадавших»), Владислав Мордасов и Ян Сидоров проведут в заключении. Их «сообщник» Вячеслав Шамшин получил три года условно. Сразу надо оговориться, что беспрецедентным в этом деле, которое длилось без малого два года, является только жестокость наказание.
Прямая речь
7 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: В московских СМИ внимания к этому делу было мало, хотя Ростов-на-Дону не так далеко, мы видим, что о деле самой Шевченко говорили много с самого начала, и, может быть, это ей помогло.