В оппозиции
23 сентября 2019 г.
«Последнее слово» как старт предвыборной кампании
6 ФЕВРАЛЯ 2017, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Прямо скажем, в формате «Последнее слово как политический манифест» Алексей Навальный поднаторел. Сам он уверяет, что уже семь раз за последние несколько лет упражнялся в этом жанре. Я, признаться, сколько ни считал, больше шести ни разу не получилось, но Алексею Анатольевичу, разумеется, виднее. На содержательной части этого выступления мы еще остановимся, а пока в двух словах о ходе и фактических итогах процесса, хотя по этому поводу сказано уже было немало.

Приговор прозвучит 8 февраля. Сегодня непросто найти человека, который не был бы уверен в его более или менее точном содержании. Обвиняемые, их адвокаты, заинтересованная общественность, гособвинители, да, думаю, на данный момент и сам судья ни секунды не сомневаются, что приговор будет обвинительным, но не драконовским. Прокуроры попросили для Навального пять лет условно, а для Офицерова – четыре. Ну, вот, все полагают, что конечное решение судьи будет, примерно, в этих параметрах – в тюрьму не посадит, но с пробега за президентским постом снимет…

Понятно, что уверенность в конченом результате зиждется не на пустом месте. За последние годы мы по всяческим косвенным признакам – поведению обвинителей в ходе процесса, реакции судьи на ходатайства защиты, общей атмосфере в зале – научились довольно точно предсказывать приговор. Так вот, с Навальным это не работает. С Навальным все решается в последний момент, и я вовсе не шутил, когда говорил, что сам судья еще не знает не то, что детали приговора, но даже, будет ли он обвинительным или оправдательным. Разве мы в свое время могли предположить, что тот, против кого государством ведется настоящая война, останется на свободе, а его родной брат Олег, ни дня до того момента не занимавшийся никакой политикой, окажется за решеткой? И если мы понимаем, что никаких морально-нравственных ограничений там нет, то что им помешает тот же иезуитский фокус проделать, например, с Петром Офицеровым – приговорить его к реальному сроку, а Навального оставить на свободе. А, может, еще и позволить ему в выборах поучаствовать… А почему нам сегодня кажется, что это фантастический сценарий? Потому что прокуроры попросили условные сроки? А разве прокуроров кто-то будет ставить в известность о конечном замысле? Нет, разумеется. Они, возможно, вообще никаких инструкций не получали и действуют как бы в концепции предыдущего процесса. А судью Втюрина накануне оглашения вызовет председатель райсуда Зайцев и положит перед ним приговор, и оба они никогда не узнают, кто его на самом деле писал, и Втюрин не посмеет спросить у Зайцева, откуда взялся документ.  А сам он прочтет его два раза. Первый раз 7-го вечером дома, и жене скажет: «Представляешь, а я Навального-то завтра посажу (или отпущу)». Второй — на следующий день в зале суда. Вот и вся его втюринская функция.

ТАСС

Впрочем, эта фатальная предопределенность ломается в тот момент, когда объект манипуляций объявляет: «Я по вашим правилам больше не играю!» Делайте, что хотите, но отныне я живу по собственному расписанию. Заявив в последнем слове, что предвыборная кампания будет продолжаться в любом случае, Алексей Навальный, возможно, впервые в своей политической карьере вышел за флажки и объявил, что станет бороться за высший государственный пост вне зависимости от итогов очередного позорного процесса. Другими словами – вне зависимости от желания Кремля допустить его до выборов или, наоборот, снять с забега. В то же время Навальный говорит своим сторонникам: «Ну, вот, ребята, я выбор сделал, я пойду до конца, а вы готовы побороться за мое выдвижение?» На практике это означает следующее – еще не начавшаяся предвыборная кампания сразу сместилась на улицу. И главный лозунг уличных протестных акций на ближайший год – «Требуем регистрации нашего кандидата!» И ясное послание от митингующих властям – в гробу мы видали ваш закон, по которому Навальный не может баллотироваться!

Словом, вырисовывается перспектива некоторого оживления протестной активности. По крайней мере, тема уже есть. Осталось наполнить ее реальным содержанием.    

      
1. Россия. Санкт-Петербург. 4 февраля 2017. Агитационные материалы в предвыборном штабае Алексея Навального. В декабре 2016 года А.Навальный объявил о намерении баллотироваться на пост президента России в 2018 году. Александр Демьянчук/ТАСС
2. Россия. Санкт-Петербург. 4 февраля 2017. Основатель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный (справа) общается с журналистами на открытии своего предвыборного штаба. В декабре 2016 года А.Навальный объявил о намерении баллотироваться на пост президента России в 2018 году. Александр Демьянчук/ТАСС












  • Николай Сванидзе: Власть сдаёт назад, но, «включив заднюю скорость» в этом случае, она совершенно не собирается включать её в остальных делах. Наоборот, там пойдёт контратака.

  • Радио Свобода: 29 июля суд назначил Жданову 15 суток административного ареста. ... На сегодняшнем заседании суд решил, что директор ФБК должен отбыть недостающий срок.

  • Андрей Чураков: Всем тоскующим по СССР - ликуйте! Он вернулся - репрессивная психиатрия снова востребована.... Сейчас накачают мужика галлопередолом и предъявят в качестве "овоща"...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Страна победившего шаманизма
20 СЕНТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Пессимисты считали, что Павла Устинова, которому судья Криворучко дал 3,5 года за стояние у метро Пушкинская, отпустят в понедельник, 23.09.2019. Оптимисты были уверены, что он выйдет на свободу сегодня, то есть уже 20.09.2019. В этом пункте победили оптимисты, Устинов уже на свободе. Пессимисты полагают, что Павел Устинов получит год условно, как того требует Генпрокуратура, оптимисты надеются на оправдание. А еще оптимисты верят, что цеховая солидарность на наших глазах уже переросла в общегражданскую, а также что репрессивная машина дала сбой и вот-вот начнет выплевывать всех политзеков и, возможно, даже станут наказывать излишне ретивых судей и полицейских.
Прямая речь
20 СЕНТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть сдаёт назад, но, «включив заднюю скорость» в этом случае, она совершенно не собирается включать её в остальных делах. Наоборот, там пойдёт контратака.
В СМИ
20 СЕНТЯБРЯ 2019
Радио Свобода: 29 июля суд назначил Жданову 15 суток административного ареста. ... На сегодняшнем заседании суд решил, что директор ФБК должен отбыть недостающий срок.
В блогах
20 СЕНТЯБРЯ 2019
Андрей Чураков: Всем тоскующим по СССР - ликуйте! Он вернулся - репрессивная психиатрия снова востребована.... Сейчас накачают мужика галлопередолом и предъявят в качестве "овоща"...
Перерастет ли цеховая солидарность в общегражданскую?
18 СЕНТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Основная идея редакционной статьи в газете «Ведомости», опубликованной 18.09.2019 за подписью Марии Железновой, содержится в ее подзаголовке: «Акции цеховой солидарности – это важнейший шаг на пути к солидарности общегражданской». Статья называется «Мы Иван Голунов, Егор Жуков и Павел Устинов», и в ней описываются акции солидарности театральной общественности с актером Павлом Устиновым, которого судья Криворучко приговорил к 3,5 годам заключения за то, что его жестоко избили несколько росгвардейцев, а один из них так сильно бил актера Павла Устинова, что вывихнул плечо.
Прямая речь
18 СЕНТЯБРЯ 2019
Алёна Солнцева: В обществе с дефицитом солидарности возможность ощущать себя частью чего-то большего, например, единого цеха и, таким образом, не оказываться в одиночестве, это очень важно.
В СМИ
18 СЕНТЯБРЯ 2019
РБК: Более 40 священиков РПЦ написали открытое письмо в поддержку фигурантов дела о митингах в Москве.
В блогах
18 СЕНТЯБРЯ 2019
Павел Чиков: Павел Устинов - единственный из участников Московского дела, у кого позиция защиты "в митинге участия не принимал, шел на встречу, делов не знаю".
Выборы – выборами, а репрессии по расписанию
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Итак, силовики призывают не расслабляться. Минувшей ночью они вломились с обысками к главам и некоторым членам региональных штабов ФБК. Пока спецоперацией охвачено пять городов – обыски прошли в Саранске, Самаре, Челябинске, Уфе и Перми. Следственные действия проводятся в рамках уголовного дела об «отмывании денег». Суть его в том, что по версии Следственного комитета сотрудники ФБК в течение трех лет получали «черный нал» в разнообразных валютах, а после через банкоматы загружали деньги на личные счета и таким образом их легализовывали. Алексей Навальный и все его сотрудники  свою вину полностью отрицают.
Прямая речь
10 СЕНТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Я не исключая того, что власти, понимая, что они хуже и хуже контролируют ситуацию, дойдут до введения чрезвычайного положения и отмены выборов.