В оппозиции
12 августа 2020 г.
Когда удавы становятся все наглее, а кролики все обреченнее…
30 СЕНТЯБРЯ 2016, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Уходящая неделя отметилась целым рядом важнейших событий, которые, вне всякого сомнения, окажут большое влияние на нашу жизнь. Тут и доклад международной комиссии о ходе следствия по делу рейса MH-17, и очередные попытки родного правительства собрать последние деньги с подведомственного населения, и эскалация противостояния России и США по сирийской проблеме, и возможный запрет абортов. На этом фоне два нападения гопников на столичные культурные объекты не то, чтобы затерялись в информационном потоке, но в силу событийной насыщенности последних дней им было уделено существенно меньше общественного внимания, чем они того заслуживают. Я говорю об атаке сенатора Мизулиной, детского омбудсмена Кузнецовой и государственного общественника Цветкова на Центр фотографии имени братьев Люмьер и об акте вандализма в Сахаровском центре, что учинили несколько муниципальных депутатов. В первом случае столичная общественность столкнулась с ярыми поборниками нравственности и морали, углядевшими в выставке фотографа Джока Стерджеса пропаганду педофилии, а на Сахаровский цент напали просто хулиганы, которые облили краской фотографии бойцов украинской армии, участвовавших в АТО на Донбассе. Ясное дело, в данном случае речь не об обычных хулиганах, а об идеологически мотивированных сторонников Новороссии.

Эти эпизоды роднит не только то, что оба они укладываются в концепцию тотального противостояния любым альтернативным общественным трендам. Все, что не вписывается в консервативно-патриотический дискурс, в котором государственническая культура как бы является продолжением государственнической идеологии, должно быть не просто уничтожено, но уничтожено демонстративно показательно. Так вот оба этих случая завершились полной и безоговорочной победой нападавших – владельцы фотогалереи выставку Стерджеса закрыли, а руководство Сахаровского центра заявило, что испорченные вандалами фотографии не будут заменены на идентичные, дабы не дразнить гусей. Правда, по поводу первого эпизода появились разные слухи. Дескать, большое (не то, чтобы очень большее, но все же побольше среднего) начальство самодеятельности в сфере борьбы с педофилией не одобрило. Вроде бы есть такое мнение, что там (ну, вы поняли, где) этот несанкционированный демарш был воспринят с раздражением. И действительно, уже в начале этой недели все главные спикеры по проблеме начали с нее медленно сползать... Типа, а мы чего? Мы ничего… Очень может быть, что так оно и есть… Только выставка все равно свою работу не возобновила. То есть цель погромщиков была полностью достигнута…

Все последние дни в Сети хватало нелестных комментариев в адрес хозяев атакованных площадок. Мол, почему не сопротивлялись, зачем шли на поводу у погромщиков, не обличенных никакими формальными полномочиями? Но мне представляется, что упреки эти не справедливые. Ни у хозяев галереи братьев Люмьер, ни у руководителей Сахаровского центра, учитывая попустительство правоохранителей, никакой возможности противостоять шпане не было. Окоротить гопников могли бы мы с вами, но мы не пришли.

В день, когда решалась судьба выставки Джока Стерджеса, Центр фотографии был оцеплен людьми в камуфляжной форме, на которой было две надписи – «Офицеры России» и «Центр профилактики правонарушений». А теперь давайте представим себе, что там бы еще оказалось несколько десятков человек в похожей форме, но с другими надписями. Например, «Филологи России» и «За мир во всем мире»… Или «Ученые России», или «Хипстеры Стрелки»… А еще пару сотен человек оказывали бы им моральную поддержку. Может быть, в этом случае погромщики чувствовали себя не столь комфортно и вольготно, а организаторы разных прогрессивных культурных и общественных проектов — более уверенно?

Я ни в коем случае не говорю о создании параллельных силовых структур. Я лишь утверждаю, что в Москве наверняка найдется немало людей, которые согласятся пожертвовать частью своего свободного времени, чтобы их родные, близкие и друзья могли свободно и безбоязненно посещать самые разнообразные мероприятия. И даже те, которые не вполне укладываются в официальную повестку и теоретически могут быть атакованы провластной шпаной. Просто этих людей надо собрать в какую-нибудь общественную организацию, созданную с единственной целью – не дать гопникам захватить наш город и диктовать условия, на которых мы все тут будем жить.

Вот бы нашим оппозиционным организациям, у которых все выборы закончились, кажется, уже окончательно и бесповоротно, и озаботиться этой проблемой. Мы бы все им были крайне признательны…

Фото: Андрей Махонин/ТАСС












  • Леонид Гозман: Юле можно пожелать сил, чтобы всё преодолеть, а также поздравить – её признали!

  • Ведомости: Галямина считает дело политически мотивированным, с целью не допустить ее в следующем году к выборам в Госдуму. Свою вину она не признает.

  • Дмитрий Гудков: Юлию грабили под видом обысков, сажали за решетку, преследовали: она не сломалась. Теперь нам как никогда важно объединиться и поддержать ее.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Избирательное применение закона. И беззаконие тоже избирательное
3 АВГУСТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В праздничный день ВДВ в Парке Горького никогда скучно не бывает. Поэтому обычные граждане, хоть хипстеры, хоть мамаши с детьми, хоть семейные пары, туда в это время не суются. Пьяные компании людей в голубых беретах – не самое приятное зрелище. Да и небезопасно это – бродить среди возбужденных людей, у которых уважение к окружающим и спокойный нрав не главные добродетели. В принципе, нет ничего удивительного или неожиданного в том, что в минувшее воскресенье, когда на страну в очередной раз обрушился этот ежегодный праздник, в главном месте его проведения, в Парке Горького, произошла довольно масштабная стычка между десантниками и силами правопорядка. 
Прямая речь
3 АВГУСТА 2020
Леонид Гозман: Юле можно пожелать сил, чтобы всё преодолеть, а также поздравить – её признали!
В СМИ
3 АВГУСТА 2020
Ведомости: Галямина считает дело политически мотивированным, с целью не допустить ее в следующем году к выборам в Госдуму. Свою вину она не признает.
В блогах
3 АВГУСТА 2020
Дмитрий Гудков: Юлию грабили под видом обысков, сажали за решетку, преследовали: она не сломалась. Теперь нам как никогда важно объединиться и поддержать ее.
Белорусский фронт
31 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На митинг в Минске в поддержку кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской пришло 34 тысячи. Тихановская, ставшая единым кандидатом от оппозиции, ранее заявляла, что участвует в президентских выборах вместо снятого с президентской гонки мужа, блогера и политзека Сергея Тихановского, исключительно для того, чтобы организовать честные и прозрачные выборы президента, освободить политзеков и организовать референдум по возвращению Конституции 1994 года. То есть Светлана Тихановская намерена в случае своей победы стать классическим президентом переходного периода сроком на полгода.
Прямая речь
31 ИЮЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Российская власть в лице президента Путина относится к происходящему двояко.
В СМИ
31 ИЮЛЯ 2020
РБК: В Минске прошел митинг в поддержку кандидата на должность президента Белоруссии Светланы Тихановской. По данным правозащитного центра "Весна", в нем приняли участие 63 тыс. человек.
В блогах
31 ИЮЛЯ 2020
Елена Романова: Такого в новейшей истории Беларуси не было. Лукашенко добился невозможного - объединения нации.
Поддержит ли Россия неукротимый Хабаровск?
29 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Хабаровский протест не утихает уже почти три недели и по продолжительности массового противостояния граждан отдельного региона федеральному центру, пожалуй, не имеет аналогов в постсоветской истории. Прогнозы некоторых наблюдателей, что протест рассосется сам собой, что хабаровчане устанут, не оправдались. Более того, федеральная власть делает все, чтобы повестка дня протестующих смещалась в сторону ее политизации. От первоначальных лозунгов «Свободу Фургалу!» протест сместился до «Путина – в отставку!», «Путин – вор» и т.д.
Прямая речь
29 ИЮЛЯ 2020
Алексей Левинсон: Люди исходят из того, что сейчас нас недостаточно, но позже станет много, и тогда всё переменится. Это очень важная черта...