Недолго музыка играла. России по-прежнему сторонятся
18 НОЯБРЯ 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Ощущение «прорыва», возникшее у некоторых экспертов и обозревателей после прошедшего саммита G20, на котором Владимир Путин уже, вроде бы, не выглядел изгоем, начинает постепенно улетучиваться. Справедливости ради отметим, что родилось это ощущение вовсе не на пустом месте. Действительно чудовищный теракт в Париже, казалось, автоматически вписал Россию в контекст наиболее значимого пункта мировой повестки. Тезис о том, что «исламский терроризм — общая беда и проблема», звучал из уст самых разных мировых лидеров. Президент Франции Олланд засобирался в Россию, а Москва, как бы солидаризируясь со всем прогрессивным человечеством, немедленно признала, что самолет, развалившийся в воздухе над Синайским полуостровом, тоже стал объектом атаки террористов. Причина, по которой нам все время с момента гибели российского лайнера морочили голову, ушла на второй план.

Сейчас уже не до опасений, что собственные граждане обнаружат причинно-следственные связи между российскими бомбежками Сирии и гибелью более чем двухсот человек. Сейчас мы на них как раз настаиваем и больше не говорим, что наши самолеты из фанеры. Мы говорим: все приличные люди бомбят Сирию, и мы бомбим. Против всех приличных людей осуществляются теракты, и против нас осуществляются. То есть мы — часть общемировой цивилизации. Вы уж, друзья египтяне, извините, так получилось, дальше выкручивайтесь сами. В Москве наиболее оптимистично настроенные эксперты, глотая слюну, заговорили о скорой отмене санкций и, соответственно, антисанкций. Однако во вторник вечером стало понятно, что торжественную встречу пармезана на Тверской (ходят слухи, что московские власти уже заказали сценарий мероприятия) придется отложить на неопределенное время.

Выступая в эфире канала «Россия 1», глава МИДа Сергей Лавров заявил: международная коалиция, которая борется с террористами «Исламского государства» во главе с США, намеренно щадит боевиков. Коалиция добивается в Сирии того, чтобы «Исламское государство» ослабило силы президента страны Башара Асада. «Нанесенные ими удары по позициям террористов и анализ этих ударов на протяжении более одного года позволяют сделать вывод, что били они избирательно, я бы сказал, щадяще, и в большинстве случаев не трогали те подразделения ИГ, которые могли всерьез потеснить сирийскую армию». Лавров считает, что «это достаточно опасная и уж точно двусмысленная игра, не дающая представления о том, чего же хотят США». «Видимо, это из серии "и хочется и колется"»…

На открывшемся в Маниле саммите АТЭС премьер Медведев высказался еще более откровенно и жестко: «Теракт с нашим самолетом и террористическая атака в Париже — огромная человеческая потеря. Эти события обострили мировую политическую повестку. Война объявлена всему цивилизационному миру, угроза глобальна и, увы, абсолютна, реальна». Тем более странной сегодня выглядит позиция ряда западных стран по России, «коротко она может быть сформулирована так: “Пусть мир летит в тартарары, но с Россией мы не хотим работать”. Да, ИГИЛ — зло, но не абсолютное, не такое, чтобы для его уничтожения сотрудничать с русскими. Мы не любим Асада и сочувствуем Украине, а Россия типа — наоборот. И поэтому — никакой работы, не надо нормальных контактов, обсуждения сирийского вопроса, у вас свои цели в сирийской кампании, у нас — свои».

Согласитесь, более откровенного признания в том, что никаких внешнеполитических прорывов не случилось и глобальные сущностные разногласия все еще имеют место быть, сложно себе представить. Другими словами, не срослось. Попытка предложить миру забыть про аннексию Крыма, агрессию в отношении Украины, сбитый ополченцами малазийский лайнер взамен на полномасштабное вхождение России в антитеррористическую коалицию закончилась провалом.

Тут, конечно, весьма любопытно, чем в действительности торговал Владимир Путин на G20, предлагал ли он, например, силами России провести на Ближнем Востоке наземную операцию против ИГИЛ? Возможно, когда-нибудь мы получим ответ на этот вопрос.

А пока все остались, что называется, при своих.  

 

Фото: Госсекретарь США Джон Керри, спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Стефан де Мистура и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (слева направо) на совместной пресс-конференции по итогам переговоров по вопросам урегулирования ситуации в Сирии. Александр Щербак/ТАСС 

 

 

        












  • Алексей Макаркин: ...реально это не единое государство, а просто несколько небольших шагов в сторону интеграции, которые никак не угрожают власти Лукашенко...

  • Коммерсант: ...речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе...

  • eugen1962: Такой, вот, кунштюк Лукашенко удумал - продать страну "за бочку нефти". А как иначе думать при этакой фактуре?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: ...реально это не единое государство, а просто несколько небольших шагов в сторону интеграции, которые никак не угрожают власти Лукашенко...
В СМИ
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Коммерсант: ...речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе...
В блогах
16 СЕНТЯБРЯ 2019
eugen1962: Такой, вот, кунштюк Лукашенко удумал - продать страну "за бочку нефти". А как иначе думать при этакой фактуре?
Россия – Беларусь. Когда факт утечки важнее ее содержания
16 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В понедельник газета «Коммерсант» обнародовала интеграционные планы правительств России и Беларуси. В начале месяца стало известно, что премьеры обеих стран согласовали документ, который называется «Программа действий Беларуси и Российской Федерации по реализации положений договора о создании Союзного государства». Тут важно отметить, что государство это не шатко, не валко  «создается» уже двадцать лет, а периодическая активизация усилий в этом направлении всегда обусловлена актуальной политической повесткой. Нынешний всплеск интеграционных процессов эксперты вполне обоснованно связывают с проблемой пролонгации Владимиром Путиным своих властных полномочий после 2024 года.
Протест в Гонконге побеждает. Это плохая для Кремля новость
5 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую среду глава администрации Гонконга Кэрри Лам заявила о том, что закон об экстрадиции, который стал первопричиной массовых уличных демонстраций в Гонконге, отозван. То есть он не убран в стол, не заморожен, этого закона больше нет. Все обозреватели сходятся во мнении, что, несмотря на то, что выполнено всего одно требование демонстрантов из пяти, это большая и крайне важная победа горожан. Очевидно, что Китай пока отступил. Впрочем, возможно, это лишь тактическая уловка. Всего за день до отзыва скандального закона председатель КНР Си Цзиньпин заявил о неослабевающей готовности руководства страны «решительно бороться с любыми вызовами, угрожающими суверенитету и безопасности Китая».
Прямая речь
5 СЕНТЯБРЯ 2019
Алексей Макаркин: Если бы отмена законопроекта последовала бы сразу за началом протестов, то их удалось бы сбить, расколов протестующих на умеренных и радикальных. Но сейчас это не получается.
В блогах
5 СЕНТЯБРЯ 2019
matsam: Вот так надо бороться за свои права... И конечно мудрое китайское руководство, просчитавшее и взвесившее все за и против.
В СМИ
5 СЕНТЯБРЯ 2019
РБК: Гонконгские власти окончательно отозвали законопроект об экстрадиции. Об этом сообщила глава администрации Гонконга Кэрри Лам.
Наследники Сталина обиделись на Польшу
2 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В Польше отмечается восьмидесятилетие начала Второй мировой войны. В минувшее воскресенье в приграничном городе Велюнь, на который первым обрушилась немецкая авиация, церемония с участием президентов Польши и ФРГ Анджея Дуды и Франк-Вальтера Штайнмайера началась с минуты молчания. Во время своего выступления президент Польши, отметив, что старт самой страшной в истории войны был дан бомбардировкой мирного города, в котором за считаные минуты погибли больше тысячи мирных граждан, в частности заявил: «Вторая мировая война началась с военного преступления… Это было сделано намеренно, чтобы продемонстрировать, что это будет война до уничтожения».
Прямая речь
2 СЕНТЯБРЯ 2019
Никита Соколов: Непонятно, чему наши политики возмущаются. Они же сами утверждают, что СССР не участвовал в начале Второй мировой войны...