Путин и общество
17 января 2021 г.
Россияне к отключению Интернета готовы. Хотят в КНР?
3 АВГУСТА 2015, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

Государственное информационное агентство ТАСС радостно сообщило: 58 процентов россиян поддерживают полное отключение Интернета в случае национальной угрозы или возможности массовых протестов. А 73 процента граждан считают, что в Сети не следует публиковать негативную информацию о чиновниках. К таким выводам пришли специалисты Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и Центра изучения глобальных коммуникаций при Анненбергской школе коммуникаций университета Пенсильвании (США).

Согласно их расчетам, почти половина россиян – 49 процентов ‒ считают, что в интернете должна быть цензура, тогда как всего 11 процентов придерживаются противоположной точки зрения.

Что касается призывов к антиправительственным протестам, публикуемых в интернете, то к ним негативно относятся 81% россиян, утверждают социологи. Помимо этого, по их данным, 79% отрицательно относятся к сайтам и группам в соцсетях, которые используются для организации таких мероприятий. А еще «42% россиян считают, что иностранные государства используют интернет против России и ее интересов», говорится в докладе социологов. Мнение о том, что «интернет угрожает семейным ценностям и политической стабильности» разделяют 24% опрошенных.

В 2014 году аналогичное исследование в Турции выявило, что даже 38% сторонников правящей Партии справедливости и развития выступают против инициатив по ограничению интернета, заявил в интервью «Коммерсанту» автор доклада Эрик Нисбет, а среди пользователей интернета 53% там выступают против любой государственной цензуры. Но в Турции «выступления правительства о регулировании интернета оспариваются сильной оппозицией», уверен он.

Своим видением ситуации и причин ее возникновения с «ЕЖом» поделился политолог, заместитель директора Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН: 

 

Центр изучения глобальных коммуникаций – серьёзная организация, и опрос, который они провели совместно со ВЦИОМом, скорее всего соответствует реальности.

Почему его результаты оказались именно такими? Ведь многие утверждают, что пользуются интернетом, скоро чуть ли не вся страна будет интернетизирована. И вдруг такие результаты опроса! Однако если посмотреть, для чего люди заходят в Сеть, то становится ясно, что абсолютное большинство не интересуется политизированным сегментом. Зачем лазить ради этого в интернет, если текущие новости можно узнавать из телевидения, из программы «Время»? А если не нравится Киселёв, можно посмотреть Соловьёва, и наоборот. Интернет тут абсолютно излишен. Туда заходят посмотреть, что можно подешевле купить,  чтобы отыскать знакомых и пообщаться с ними. Большую популярность в России получила социальная сеть «Одноклассники». Раньше человек переживал из-за того, что не может отыскать одноклассника, однокурсника или человека, с которым лет 30 назад познакомился на отдыхе, а теперь – пожалуйста. Выходи и ищи. Всё это не имеет отношения к политическому компоненту.

Поэтому, когда людям говорят о введении цензуры в Интернете, они не видят ущемления своих прав. Они понимают, что эту цензуру не распространят на товары. Правда, если продолжится политика самоизоляции, то товары могут исчезнуть, но это уже от интернета не зависит. Люди также понимают, что «Одноклассников» никто не закроет, это очень патриотическая социальная сеть. А остальное не очень важно.

Тому, что россияне с таким энтузиазмом поддерживают цензуру, есть две причины. Одна – основная, а вторая – второстепенная, но последнее время выходящая на уровень основной. Первая причина, основная: люди опасаются за своих детей. Они не чувствуют себя достаточно авторитетными, не чувствуют, что могут как-то на них повлиять, чтобы оградить от огромного количества различных угроз. И человек обращается к государственной власти: спаси! Защити моего ребенка! И интернет воспринимается как одна из угроз. Потому что в обычной ситуации родители могут следить, например, за кругом чтения ребёнка. Войти к нему в комнату, посмотреть, что он читает, если что-то не нравится – выкинуть или, наоборот, посоветовать что-то, что сам читал в детстве. А в интернете его нельзя контролировать, он там сидит, и куда заходит, что смотрит – неизвестно. Это же ужас! Человек не рассчитывает на свои силы, к тому же ребёнок может и сопротивляться цензуре, ответить некорректно, поэтому россияне обращаются к государству, в первую очередь ‒ к спецслужбам, как к самой «сильной» структуре.

В России вообще многие реакционные мероприятия проводятся под флагом защиты подрастающего поколения, в связи с чем они воспринимаются более положительно. Причём это было ещё до Украины, например, с законом о запрете американского усыновления. По телевизору объяснили, что российского ребёнка в США либо сразу убивают, либо сначала издеваются, а потом убивают. И все поняли, что детей надо спасать всеми возможными средствами. То же самое с законом о пропаганде сексуальных меньшинств. Пока дети не упоминаются, общество относится к этому безразлично. Но как только возникает страх, что твоего ребёнка могут вовлечь, то люди готовы на любые запреты, лишь бы этого не допустить. Цензура в интернете оказывается продолжением той же линии.

Вторая причина, касающаяся сугубо политической цензуры, раньше не ощущалась так остро, хотя всегда присутствовала. Во всех опросах большинство россиян, как правило, отвергало необходимость политической цензуры. Считалось, что цензура должна быть нравственной и моральной, защищающей детей, а по поводу политики говорили, что необходима свобода. Но даже тогда, когда не было эффекта «осаждённой крепости», если задавать дополнительные вопросы, то становилось видно, что позицию о недопустимости политической цензуры отстаивали не очень активно. Под политикой подразумевались какие-то споры и дискуссии, необходимые для выработки правильного решения. Оппозиция нужна для того, чтобы создавать предложениям властей альтернативу. Но то, что оппозиция нужна для того, чтобы сменить власть, – тут большинство россиян говорило «нет». Это опасно, возможны большие потрясения. Оппозиция нужна для того, чтобы давать полезные советы и ограничивать чиновников в произволе. А если кто-то выходит за эти рамки, то люди начинают задумываться о политической цензуре. Например, если кто-то критикует правильную, с точки зрения граждан, политику власти, когда уже всё решили и обсудили, то ещё до 2014 года многие предлагали такое запретить, потому что это неконструктивно.

После 2014 года подобные тенденции усилились. У людей есть ощущение, что интернет – это сфера агрессии Запада. Опять-таки включается проблема ребёнка, люди рассуждают так: мы-то устойчивы, воспитаны ещё в советское время, а следующее поколение уже слабее, может поддаться и Родину предать. И это приводит к тому, что люди начинают говорить о необходимости политической цензуры.

Власть своими решениями, таким образом, одновременно выражает чаяние народа и влияет на людей. Само появление закона играет двойственную роль. С одной стороны, чисто юридическую, появляется определённое регулирование, в данном случае запреты. С другой стороны, принятие закона, его обсуждение и продвижение в публичном пространстве заложенных там идей способствует тому, что страхи людей актуализируются. Причём не страхи относительно ущемления прав человека, а страхи того, что, раз власть чем-то озаботилась, значит, это действительно проблема. К тому же, если посмотреть на основной источник получения информации – на телевизор, то видно, что даже когда там на каком-нибудь ток-шоу появляются противники основной линии, то сам формат подразумевает их осмеяние. Они оказываются жалким меньшинством, против которого выступает большинство участников, включая ведущего и зал. В результате люди ещё больше укрепляются в мысли, что были правы, надо ужесточить, вот и по телевизору об этом говорят.

 
Фото ТАСС/ Сергей Савостьянов













  • Николай Сванидзе: Не исключаю, что закон будет и дальше ужесточаться и криминализироваться.

  • "Коммерсант": В «агенты» могут быть зачислены уже десятки тысяч граждан России.

  • Abbas Gallyamov: Текст... закона об иноагентах содержит требование самобичевания...  Человек... должен САМ догадаться, что он под них подпадает, а затем самостоятельно пойти в Минюст и там... зарегистрироваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Иноагенты России — соединяйтесь!
29 ДЕКАБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российская власть яростно желает оповестить подведомственный народ о том, что шутки кончились и предстоят репрессии. Не дождавшись, когда президент подпишет вышедший из бешеного принтера пакет всезапрещающих законов, Министерство юстиции открыло список физических лиц — иностранных агентов. В дело пошла старая редакция закона, которая очень странным образом предлагает считать живого человека во плоти и крови средством массовой информации. Этот закон предполагал, что иностранным агентом может быть объявлен индивидуум, распространяющий информацию, созданную СМИ-иноагентами и получающий денежные средства из-за границы.
Прямая речь
29 ДЕКАБРЯ 2020
Николай Сванидзе: Не исключаю, что закон будет и дальше ужесточаться и криминализироваться.
В СМИ
29 ДЕКАБРЯ 2020
"Коммерсант": В «агенты» могут быть зачислены уже десятки тысяч граждан России.
В блогах
29 ДЕКАБРЯ 2020
Abbas Gallyamov: Текст... закона об иноагентах содержит требование самобичевания...  Человек... должен САМ догадаться, что он под них подпадает, а затем самостоятельно пойти в Минюст и там... зарегистрироваться.
269 минут вселенского срама
18 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Очередная, 16-я по счету, так называемая большая пресс-конференция Путина длилась 4 часа 29 минут. Вопросов было 68, и среди них не было ни одного, который можно было бы назвать правильно сформулированным, то есть настоящим журналистским вопросом. В целом получилось неплохое селфи российского медиапространства, чему способствовала даже география этого спецмероприятия. До путинского тела в Ново-Огарево допустили десяток избранных холуев из кремлевского пула, основную массу столичной прессы под присмотром Пескова согнали в Центр международной торговли, региональную прессу собрали в крупных городах...
Прямая речь
18 ДЕКАБРЯ 2020
Андрей Колесников: Ответ о Навальном по сути — указание на то, что с оппозиционером можно обходиться как со шпионом, если это потребуется правоохранительным структурам.
В СМИ
18 ДЕКАБРЯ 2020
"Эхо Москвы": Владимир Путин добавил, что Навальный сейчас пытается с помощью своих заявлений встать на один политический уровень с президентом.
В блогах
18 ДЕКАБРЯ 2020
Екатерина Пташкина: А можно, президент моей страны не будет хвастаться тем, что может убить кого хочет, пожалуйста?
Похороны профессии? Предисловие к позорищу
17 ДЕКАБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Я не согласен с предположением некоторых коллег, что Дмитрий Песков отменил свои брифинги из-за растерянности от оглашения подробного расследования отравления Алексея Навального. У президентского толмача, этого истинного профессионала божьей росы, есть патентованный ответ на любой неприятный вопрос: во-первых, «все вы врети», во-вторых, «это-запланированная провокация БНД, МИ-6 и ЦРУ» (как вариант: «это все придумал Черчилль в восемнадцатом году»). Но на сей раз пресс-секретарю правда потребовалось много времени. Шутка ли сказать, несколько месяцев работал он над сценарием «пресс-конференции», согласно которому 60-70 балбесов должны были с заранее отцензурированными шутками-прибаутками...
Прямая речь
17 ДЕКАБРЯ 2020
Леонид Гозман: Если такой вопрос не дадут задать, то единственным комментарием к этой пресс-конференции останется то, что на ней не дали задать вопрос о Навальном...