Цензура
17 октября 2019 г.
Ростовскому блогеру Сергею Резнику удвоили срок
23 ЯНВАРЯ 2015, ГАЛИНА АРАПОВА



В четверг, 22 января, Ленинский районный суд Ростова-на Дону приговорил журналиста и блогера Сергея Резника к 3 годам лишения свободы. Основанием для этого послужили обвинения в оскорблении представителей власти и в ложном доносе. Это наказание сложилось с предыдущим сроком в 1,5 года, который журналист уже отбывал на момент возбуждения нового уголовного дела и который был им получен по аналогичным обвинениям в доносе, оскорблении должностного лица, а также в коммерческом подкупе.

Резник известен своей резкой критикой работы государственных органов в Ростовской области. На данный момент озабоченность его приговором уже выразили представитель ОБСЕ по вопросам свободы слова, Европейская и Международная федерации журналистов, а также российский Союз журналистов, признавший Сергея Резника своим членом в ходе предыдущего дела, когда он уже находился в СИЗО. Правозащитная организация «Мемориал» объявила Резника политическим заключённым. Специально для «ЕЖ» ситуацию комментирует комментирует ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина АРАПОВА: 

«Фактически, Резник просто всех достал. Он очень импульсивный, с сильным внутренним чувством справедливости, которое его гложет, и он не стесняется в выражениях. Но ни одна из его публикаций не касались представителей власти лично, это всегда была критика их публичной деятельности на государственной службе. Особенно по поводу Климова, который засветился в махинациях со служебными квартирами, а позже ушёл в отставку. И хотя причинно-следственная связь не доказана, молодой прокурор с такими семейными связями в разгар своей карьеры просто так в отставку не уходит.



Самое главное, что если бы властям просто не понравилась лексика Резника, то лишить его свободы они бы всё равно не смогли, в 219 статье просто нет такой санкции. Поэтому, чтобы заткнуть его надолго, нужно было сделать так, чтобы появилась другая статья. В первый раз это был «коммерческий подкуп» и «ложный донос», а сейчас – только донос.  Оба обвинения – это калька с одного образца. Какая-то серьёзная статья ставится паровозом, а за ней прицепом идут претензии к тем самым записям, которые, собственно, и не понравились правоохранителям. Особенно вопиющим является то, что, помимо лишения свободы, был применён запрет на занятие профессиональной деятельностью. Это второй подобный случай за последние 20 лет, после «дела Аксаны Пановой».

Специфическое интернет-законодательство, касающееся блокировки, здесь не фигурирует. Но есть другая проблема, связанная с репостом. Дело в том, что текст, к которому предъявляет претензии представитель центра по борьбе с экстремизмом – не авторства самого Резника. Причём даже сторона обвинения признаёт, что определить авторство не удалось. Что любопытно, заголовок к этому тексту добавил сам Резник, но именно к заголовку никаких претензий не было. Таким образом, мы видим один из немногих примеров уголовного наказания за репост. Раньше были случаи административной ответственности в случаи репостов и лайков, но Уголовный кодекс применялся очень редко.

Если проводить параллели между «делом Резника» и судьбой «ЕЖа» и «Граней», то их можно провести только в том отношении, что интернет-издания были просто заблокированы, а Резника просто взяли и посадили. Это такая «ковровая бомбардировка».  В одном случае юридическое лицо, «ЕЖ», не может быть доступно читателю, а в другом – живой автор был отодвинут от интернета далеко и надолго. Но юридически механизмы очень разные, целую редакцию нельзя посадить, а одного человека – можно.



Проблема в данном случае именно с правоприменением. В закон об оскорблениях не помешало бы добавить, что необходимо именно использование неприличной формы, что следует из научного и юридического толкования, но в остальном к самой этой статье претензий нет. Интернет-законодательство, конечно, у нас не самое лучшее, но сейчас речь идёт о законодательстве общеуголовном, которое просто применили в ситуации, когда информация распространяется через интернет. Но, как и в случае с «ЕЖом», проблема в том, что суд не слушал никаких аргументов, будучи мотивирован иными причинами, кроме справедливости.

Вырабатывается очень опасный шаблон. Если ему следовать, то можно наказать полстраны. При том, что журналистика сейчас переживает не лучшие времена в России, очень сложно опубликовать независимый материал оффлайн, в газетах или пустить его по телевидению. И Интернет оставался единственной сферой, где можно было что-то говорить. А таким образом можно не только журналиста, но кого угодно взять и посадить. Это может заглушить любую публичную дискуссию».

 

Фотографии Владимира Стародумова предоставлены Галиной Араповой














  • Леонид Гозман: Ситуация идёт к введению чрезвычайного положения, которое позволит временно отменить выборы, изменить правоприменение в адрес отдельных высказываний СМИ... 

  • Коммерсант: Вечером во вторник исполнительный директор «За права человека» Лев Пономарев рассказал “Ъ”, что организация еще не успела проанализировать иск Минюста. 

  • Александр Черных: Прочитал 25 страниц бюрократического речекряка от Минюста и пересказал те жуткие и ужасные нарушения, из-за которых хотят закрыть движение «За права человека». 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Минюст попросил ликвидировать права человека
16 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Министерство юстиции РФ попросило Верховный суд ликвидировать движение «За права человека». Юстиция (по латыни justitia, «справедливость, законность, от jus «право»). В латинском переводе Библии юстиция является синонимом правды: Блаженны (beati) алчущие и ищущие правды (iustitiam) (Мф. 5:6). То есть Министерство юстиции просит ликвидировать то, что является основой права в любой цивилизованной стране и, судя по названию, должно составлять главный предмет заботы и охраны со стороны данного министерства. Это событие в еще большей степени обозначает существенный сдвиг путинского режима в сторону крайнего ужесточения...
Прямая речь
16 ОКТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Ситуация идёт к введению чрезвычайного положения, которое позволит временно отменить выборы, изменить правоприменение в адрес отдельных высказываний СМИ... 
В СМИ
16 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: Вечером во вторник исполнительный директор «За права человека» Лев Пономарев рассказал “Ъ”, что организация еще не успела проанализировать иск Минюста. 
В блогах
16 ОКТЯБРЯ 2019
Александр Черных: Прочитал 25 страниц бюрократического речекряка от Минюста и пересказал те жуткие и ужасные нарушения, из-за которых хотят закрыть движение «За права человека». 
Погромщики рунета встали на защиту карателей
28 АВГУСТА 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Многочисленные видео и фото, свидетельствующие о садистских избиениях силовиками участников протестов в Москве, в структурах российской власти и в кругах ее обслуги восприняты по-разному. Есть такие, кто, как Маргарита Симоньян, полагают, что настоящих патриотов России возмущает «мягкость власти по отношению к несистемной оппозиции». Есть те, у кого публичное ломание костей случайным прохожим вызывает эстетическое неприятие. Нет-нет, вопрос «бить или не бить» у этих гамлетов путинизма не возникает. Конечно, бить! Но не так грубо, нагло и открыто. Более человечнее, что ли… Хоть бы за угол отвели… Одним словом – фи.
Прямая речь
28 АВГУСТА 2019
Александр Кынев: Ужесточение законодательства – процесс перманентный, другое дело, что многие из законов неисполнимы и заведомо не будут исполняться теми, кому они адресованы.
В СМИ
28 АВГУСТА 2019
"Коммерсант": В обязанности претендента на должность входили «охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности», «силовое сопровождение сотрудников МВД»...
В блогах
28 АВГУСТА 2019
Борис Тот: Безработная провинция поставит любое количество парней, отслуживших в армии и вернувшихся в опустошенный некогда рабочий поселок
Якутского журналиста судят за воздействие на подсознание
10 ИЮЛЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В городской суд Якутска направлено дело по обвинению журналиста еженедельника «Якутск вечерний» Михаила Романова в злоупотреблении свободой информации (п. 1 ст. 13.15 КоАП РФ). Административное производство открыто участковым уполномоченным майором Рушаном Алимовым, который в одной из статей журналиста нашел фрагмент, «воздействующий на подсознание людей». В статье Михаила Романова, опубликованной в апреле, рассказывается о похищении и избиении сотрудниками ФСБ программиста Северо-Восточного федерального университета Антона Аммосова за комментарий в соцсетях...
Прямая речь
10 ИЮЛЯ 2019
Николай Сванидзе: Никогда заранее нельзя предсказать, что у нас станет эксцессом, а что превратится в норму. Поэтому в такой ситуации нельзя просто расслабиться и получать удовольствие.