Итоги года
21 сентября 2019 г.
Итоги года. Здравствуй, Америка!
10 ЯНВАРЯ 2015, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

За последний год Россия, на первый взгляд, эволюционировала в направлении традиционного общества, существующего в условиях «уваровской триады» — православия, самодержавия и народности. Бердяев и Ильин возведены в ранг классиков, в Манеже вслед за «Романовыми» прошла выставка «Рюриковичи». Если в 2013 году в Александровском саду был открыт памятник патриарху Гермогену, то в нынешнем рядом поставлен монумент Александру I (к 200-летию взятия Парижа не успели, так что открывать пришлось в конце года). А около Академии Генштаба на юго-западе только что воздвигнут конный памятник генералу Скобелеву — не такой эффектный, как его предшественник, стоявший на месте нынешнего Юрия Долгорукого и снесенный в 1918 году (нет постамента в виде русской печки и солдатских фигур), но все равно весьма внушительный.

Гермоген мужественно противостоял полякам, Александр брал Париж (этому событию посвящен один из барельефов памятника; про основание лицея, видимо, забыли), Скобелев завоевывал Среднюю Азию и спасал братьев-болгар, через несколько десятилетий воевавших против России в Первую мировую. Кстати, и памятник героям этой войны был открыт в нынешнем году в Москве — на Поклонной горе.

Военно-патриотическая история переживает свой расцвет — и в то же время не трогает сердца людей, ни элиты, ни народа. Как многочисленные канонизации святых перед Первой мировой войной не приводили к повышению религиозности населения, что подтвердилось через несколько лет, когда в годы гонений у Церкви нашлось немного защитников. Те же московские рабочие, которые шли поглазеть на торжественное причисление к лику святых того же патриарха Гермогена в 1913 году, спустя несколько лет с удовольствием ходили на митинги — слушать Ленина и Троцкого.

Нынешняя ситуация не слишком отличается от тогдашней. И дело даже не только в том, что среднестатистический москвич способен заплутать в трех Александрах, правивших страной в позапрошлом веке (который представляется почти таким же далеким, как Куликовская битва). Просто единственной войной, которая вызывает сильные чувства, является Великая Отечественная, великая победа и великая трагедия. А все остальное — это забытые преданья старины, способные вызвать у населения некоторый интерес, иногда уважение, чаще равнодушие, но не отрадное мечтанье. Любители истории не в счет — их очень немного по сравнению с концом 80-х, когда люди бросились к первому тому Соловьева, чтобы узнать из него всю правду, ранее скрывавшуюся советским режимом. Открыли, посмотрели — и последующие тома долго оставались нераспроданными. Да что Соловьев, который действительно является трудным чтением, — красивые популярные издания пылятся на магазинных полках.

Но если дореволюционная Россия не может сойти за образец, то ситуация с Советским Союзом не выглядит столь однозначной. С одной стороны, среди населения распространена ностальгия по брежневскому «золотому веку», когда и очереди были не такими длинными и безнадежными, как после падения нефтяных цен в середине 80-х, и ассортимент в магазинах выглядел пооптимистичнее, и на деньги, еще не съеденные инфляцией начала 90-х, можно было купить кооперативную квартиру. При этом ностальгия распространяется и на молодежные группы, слушающие рассказы старших и воспринимающие СССР как современную Россию, к которой добавлены социальные гарантии, полная занятость и влияние в мире. Однако, в любом случае, желающих вернуть все советское немного – большинство ностальгирующих хотели бы исключить коммунистическую идеологию, полный запрет частной собственности и официальный атеизм.

С другой стороны, в элитах даже в несколько модифицированный Советский Союз с народным контролем и товарищескими судами возвращаться хотят очень немногие. Кому приятно, если к тебе в загородный дом явится комиссия общественников в сопровождении милиционера (с официальным статусом — попробуй не пусти!) и начнет выяснять, откуда деньги на скромное трехэтажное строение, когда дети Африки голодают. Тут и знаменитая 20-я статья Конвенции о противодействии коррупции покажется невинным развлечением.

Но совсем без ориентиров жить нельзя — пусть и неявных, подсознательных, никак публично не декларируемых. Представляется, что ориентиром для большинства российской элиты даже в условиях массированной антизападной пропаганды остается Америка — как и в начале 90-х. Только Америка не современная, прошедшая через бурный 1968 год, а «сконструированная» на основе советской культуры, прочитанных в детстве книг и учебников истории 70-х годов. То есть страна, управляемая солидными джентльменами в цилиндрах (из «крокодильских» карикатур), которым не стоит задавать нескромные вопросы об их доходах (это же коммунизм!). Способная в любую минуту послать канонерку в любую страну Латинской Америки и посадить в президентское кресло угодного политика (как в «Королях и капусте»). Крайне недружелюбная по отношению к реальным или потенциальным смутьянам, будь то негры в Алабаме или профсоюзники в Детройте. А также где люди в воскресенье чинно и респектабельно ходят в церковь (как в «Томе Сойере»), что не мешает им нарушать заповеди, если очень надо. В общем, что-то среднее между Марком Твеном, Джеком Лондоном и «Международной панорамой».

Понятно, что речь идет о давно не существующем обществе вкупе с представлениями советских людей об этом обществе, которого они никогда не видели. Но очень хочется быть большими и сильными, способными перевернуть шахматную доску во время проигрываемой партии. Проблема в том, что Америка столетней давности — это не только доктрина Монро, суд Линча и разгром леваков, но еще и общество беспрецедентной вертикальной мобильности, центр притяжения для иммигрантов со всего мира. Общество широких возможностей для изобретателей, которые коммерциализировали свои инновации, быстро становившиеся локомотивами промышленного роста. И общество, в котором уже тогда действовало антитрестовское законодательство, а пресса выступала в качестве разоблачителя противозаконных комбинаций. А миллионеры того времени оставили миру не только состояния, но и университеты, библиотеки и музеи, сделавшие Америку конкурентоспособной в культурно-образовательной сфере, в которой она отставала от «Старого Света».

В любом обществе есть светлые и темные стороны — проблема в том, что Россия заимствует те составляющие противоречивого американского опыта, которые чаще вызывают у современных американцев не энтузиазм, а стыд (как «маккартизм»). Причем в условиях, когда стремление выглядеть могущественным мировым игроком сочетается с явным тупиком сырьевой экономической модели, ставшим главной причиной кризиса, который к концу года стал очевидным явлением и для неисправимых оптимистов (санкции только обострили ситуацию, так как лишили возможности занимать деньги на мировых рынках для затыкания очередных дыр). Можно жить некоторое время в условиях иллюзий — но пробуждение обычно бывает тяжелым и болезненным.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий

Фото ТАСС/ Станислав Красильников













  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги года. Симфония гудков
18 ЯНВАРЯ 2019 // ДМИТРИЙ ПЕТРОВ
О русских форумах в ЕвропеЭтой осенью Будва, Прага и Вильнюс приняли сотни «глобальных русских», живущих в России и вне, – художников, политиков и экспертов. При всей несхожести этих встреч, их роднили цели: свобода, творчество и благо страны.Осень была неспокойной. Сбитый ИЛ-20. Атаки на Израиль. Поставки Сирии систем С-300. Маневры «Восток-2018». Захват украинских судов. Арест Льва Пономарева. Ту-160 в Венесуэле… Таков фон пяти русских форумов, прошедших в минувшие три месяца за рубежом. Это не удивляет. Неприязнь властей к инакомыслию уже почти два века мешает россиянам обсуждать острые проблемы дома. Да и организаторы – Марат Гельман, Гарри Каспаров, Антон Литвин, Жанна Немцова и Михаил Ходорковский – живут вне России.
Итоги года. Транзит 18–19
13 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ
Об уходящем полагается говорить либо хорошо, либо ничего. А потому нам бы ничего не говорить. Но это нам — в мире много чего напроисходило такого, что его поменяет, видимо, очень круто, просто еще непонятно как. Не само по себе происходило — человеческими усилиями и человеческими же мозгами. Совершенно невероятные прорывы (куда еще они приведут, вопрос, конечно) в генетике и генной инженерии, в астрономии и астрофизике, в археологии, давно переросшей саму себя и ставшей мультинаучной дисциплиной, в технике и технологиях, в экономике и даже в политике. Вот уж где устоявшийся левый порядок казался незыблемым, а праволиберальный дискурс навсегда отошедшим в мир преданий, но...
Итоги года: заметки издалека
8 ЯНВАРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий. Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым.
Книга итогов
8 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мы столько уже написали «итогов» за эти восемнадцать лет, что впору издать «Книгу итогов». И я вам скажу, что это будет интереснейшая книга. Настоящая «Книга жизни». Или, возможно, «Книга мертвых», как в ужастике, если смотреть на нее глазами пессимиста. Со своей стороны, однако, я бы предложил в нее включить сепарированно две группы итогов. Одна группа – итоги победительные, а вторая – итоги апокалипсические. И чтобы первые шли от первой страницы к концу, а вторые – от конца к первой, и где-то к середине чтоб встречались, как в книжке у Акунина.
Итоги года. Как остаться?
7 ЯНВАРЯ 2019 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год 2018 год, если обозревать его с гордой высоты кремлевских башен, стартовал удачно, с убедительной и легкой победы Владимира Путина на очередных выборах. Но финишировал тоскливо и вполне безнадежно. Рейтинги идут вниз, не быстро, но планомерно. По сути, речь идет только об одном, главном, рейтинге. Об остальных, как личных, так и институциональных, давно говорить не приходится. В этом тренде на понижение сработал ряд факторов. От пенсионной реформы, которая разозлила людей не только своим грабительским, но и оскорбительным характером (не посоветовались, не уважили, т.е. наплевали), до разочарования во внешней политике.
Итоги года. РПЦ без УПЦ, но с трофейным оружием
7 ЯНВАРЯ 2019 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
В церковной жизни за последний год произошли глобальные перемены, но все они связаны в основном с межцерковными отношениями, а если брать ситуацию внутри Русской церкви, то тенденция не изменилась: церковь продолжает интегрироваться в государство и уже слилась с ним почти до неразличимости, тогда как тело собственно церкви неуклонно усыхает. Не так давно многие были шокированы присутствием патриарха Кирилла на коллегии Министерства обороны, но это что — ритуально посидел и ушел, — в каждодневной жизни происходят процессы куда менее заметные, но по своим последствиям для общества куда более важные.
Итоги года. Медиафрения. Великая российская стена и Великий украинский ров с крокодилами
6 ЯНВАРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Главный процесс 2018 года — это продолжающийся распад Российской империи. Принято считать вехами такого распада 1917-й и 1991-й, то есть утрату территорий и соответствующее изменение внешних границ. Но распад — это не только вехи, но и процесс, а империя (тут еще и специфика Российской империи) — не только захват чужих территорий, но и обращение власти с собственным населением, то, что Ключевский называл внутренней колонизацией. И в этом смысле отмена крестьянского рабства в 1861 году и отмена колхозного рабства в 1974-м — такие же вехи распада империи. В медийной сфере процесс распада империи проявился в создании новых и укреплении старых перегородок...
Итоги года. Наступающий Год Холодильника
5 ЯНВАРЯ 2019 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Коллега на работе замечательно сказал: «Не хочется заниматься ревизией уходящего года. Удивительно хорошее, предпраздничное настроение сейчас». Прекрасно понял человека, учитывая, что тому на днях довелось посмотреть всю пресс-конференцию Владимира Владимировича. Которая, выпав на последнюю треть месяца, для многих наших сограждан итоги года и подвела. Совсем немного уже осталось до самого главного праздника страны; там шампанское и запах мандаринов. Сначала искрящиеся эстрадные артисты, кинокомедии — после обращения президента. Тут, конечно, проявится главная закавыка обывательской жизни простого россиянина.
Итоги года. Контактный зоопарк
4 ЯНВАРЯ 2019 // АНТОН ОРЕХЪ
Каждый год мы подводим итоги. И каждый год пишем примерно одни и те же слова. Со свободой как таковой стало еще хуже. Со свободой прессы, в частности, стало еще хуже – причем, настолько, что пресса вымирает как класс, превратившись или в официантку с откляченной задницей, готовую услужить, или в девушку «с пониженной социальной ответственностью», готовую обслужить. С правами человека стало еще хуже, с демократическими институтами и правосудием стало еще хуже. Изоляция крепчает вместе с маразмом. А люди в обычном бытовом смысле живут трудно, как никогда в этом веке.
Украина: итоги 2018, предсказуемые и непредсказуемые
3 ЯНВАРЯ 2019 // ИННА БУЛКИНА
Здесь предсказуемо нужно было бы писать о безусловных внешнеполитических достижениях — о томосе и безвизе. И о столь же безусловных внутриполитических проблемах — о войне, которой не становится меньше. Ее становится только больше, как и украинских заключенных в российских лагерях и тюрьмах. О судах и коррупции, о предвыборных шоу, главный смысл которых в том, что новой реальной оппозиции и нового постмайданного поколения политиков у нас так и не появилось и в старые игры играют все те же старые клоуны: «Я гарантирую снижение цены на газ в 2 раза!», «А я угадаю эту мелодию… нет, простите, а я гарантирую снижение цены на газ в 4 раза!», «Папа просил передать вам всем, что театр закрывается».