Цензура
21 января 2021 г.
Роскомнадзор против социальных сетей
23 ДЕКАБРЯ 2014, АНТОН НОСИК

ЕЖ/Олендская Мария

Фейсбук и Твиттер отказались выполнять требования Роскомнадзора и блокировать страницы, созданные в поддержку Алексея Навального. Представители этих социальных сетей заявили, что они готовы к полной 
их блокировке на территории России. Ситуацию для "Ежедневного журнала" комментирует журналист, популярный блогер Антон НОСИК:

«Закроют ли Фейсбук в России, зависит от многих факторов. В принципе, ломать не строить, и создать такие сущности, как Фейсбук или Твиттер, нашим властям не под силу, зато запретить их довольно легко. Знаменитый «закон Лугового» позволяет это сделать вообще без объяснения причин. Главный вопрос состоит в том, достаточно ли власти обезумели, чтобы пойти на подобные шаг из-за ошибки рядовых исполнителей?

В Роскомнадзоре что-то себе думают о выстраивании отношений с внешними площадками. И нам даже примерно известно, что именно. В Роскомнадзоре думают, что западные компании — беспринципны, корыстны, на законность и какие-то базовые конституционные ценности им плевать, для них важно делать бизнес. И если в нашей стране для того, чтобы делать бизнес, надо договариваться с чиновниками, то и Фейсбук, и Гугл, и Твиттер хотят договариваться. Это то, во что чиновники серьёзно верят. И они считали, что у них идут переговорные процессы с ведущими зарубежными площадками. Они собираются, что-то обсуждают, им объясняют принципы обработки входящих запросов и блокировки. И им кажется, что закрыть эвент на Фейсбуке – это ничего серьёзного. Недавно, как они думают, им удалось провести успешный раунд переговоров с представителями зарубежных площадок, значит, теперь настала пора исполнять договорённости.

И вот они в качестве пробного шара потребовали закрыть одно событие, созданное господином Волковым, — и у них получилось. После чего они решили, что это получилось потому, что всё идёт по плану. Им не пришло в голову, что это получилось просто потому, что была суббота, а вообще-то ничего подобного получиться не может. Потому что их требования полностью незаконны с точки зрения российского законодательства. Это возможно, только если решение о блокировке по причине выходного дня принимал какой-то низовой сотрудник, не обратившийся в юридическую службу.

Но Роскомнадзор так воодушевил этот успех, что они тут же разослали сотни предписаний. И когда в понедельник все проспались, их послали так, как послали бы и в пятницу. И сложилась нелепая ситуация. Чиновники в запале, их охватил задор, и никто не хочет ни о чём разговаривать. А если эскалировать эту ситуацию, то дальше нужно действительно блокировать доступ на Фейсбук и Твиттер. Но это политическое решение не их масштаба, они не могут это сделать просто своей волей. Нужна санкция более высокого уровня, причём по-хорошему она была нужна до того, как вся эта история началась.

А теперь им придётся в таком виде обо всём этом доложить. Сказать: «Вы знаете, мы тут так пос...сь с Гуглом, Фейсбуком и Твиттером, что нам их послезавтра отключать. Нам это делать или нет?» Но с такими докладами приходить неудобно. Конечно, в существующей логике должен наступить тот момент, когда вообще весь зарубежный Интернет в России придётся отрубать. На это работала вся наша законодательная система последнюю пару лет. Если ситуация катится под откос и градус конфронтации непрерывно повышается, то рано или поздно нужно будет приниматься такое решение, и это — одно сторона дела. Но другая сторона заключается в том, что сейчас у начальства Роскомнадзора хватает проблем и без этого. На прошлой неделе мы видели некоторое количество довольно примирительных мер и попыток придержать воинственную интонацию. Например, прекрасный сеанс декламации Лермонтова, призванный показать, что с властью можно быть несогласным. То есть на более высоком уровне, чем Роскомнадзор и заместитель генерального прокурора, делались жесты, направленные совсем в другую сторону. И эта история, начавшаяся из-за того, что чиновники «поймали кураж», оказывается очень некстати.

А дальше они могут втянуть власть в очередной виток конфронтации с обществом, но им и самим тоже страшно. Они не герои, которые берут на себя ответственность. Они — чиновники, которым надо прикрыть задницу и которые просто увлеклись и «съели чижика». И сейчас у них неприятный момент в жизни, потому что всё, что они сделали, вредно с любой точки зрения. Для них самих, для их начальства, для тех задач, которые они поставлены решать. Замысел был в том, чтобы в доме было тихо, а их действия привели к совершенно противоположному результату».












  • Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.

  • ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."

  • Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Госдума развязала очередную матерную войну
25 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В бурном потоке думского запретительского законотворчества запрещение мата в социальных сетях выделяется тем, что этот запрет не имеет прямого отношения к укреплению режима. В отличие от обнуления сроков Путина, признания физлиц иностранными агентами, засекречивания данных силовиков и судей и прочих мер, приносящим бонусы власти и репрессии ее противникам, этот запрет, казалось бы, не сулит власть имущим никакого профита, а кроме того самими его авторами признается вполне бессмысленным. Об этом прямо говорит депутат Госдумы Сергей Боярский, который внес данный закон...
Прямая речь
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Мартынов: ...если закон начнёт работать, то нас ожидает исчезновение в самых неожиданных местах каких-то постов или видео.
В СМИ
25 ДЕКАБРЯ 2020
ТАСС: "Не нужно читать буквально наше предложение как полный запрет на использование нецензурной брани. Мы лишь призываем это делать..."
В блогах
25 ДЕКАБРЯ 2020
Кирилл Потапов: Наверное, в таком случае, Госдума должна опубликовать список матерных слов. Но это если по уму. Или я ошибаюсь?  
В лепрозории для живых и свободных ужесточается режим
24 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Ну что же, кодификация граждан по признакам сотрудничества с различными иностранными организациями набирает обороты. До специально маркированных нарукавников дело пока не дошло, но это не потому, что нынешний российский режим гуманнее того, что практиковал эту меру 70-80 лет назад. В эпоху современных технологий есть способы понадежнее, чем повязка на рукаве вашей куртки. В минувший понедельник сводная бригада из депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий ужесточение наказаний для организаций и граждан, которые по-прежнему отказываются любой публикуемый ими текст сопровождать упоминанием о том, что он принадлежит «иностранному агенту»...
Прямая речь
24 НОЯБРЯ 2020
Леонид Гозман: Совершенно очевидно, что у нас присвоение высокого звания иностранного агента будет осуществляться по соображениям политической целесообразности и революционного самосознания.
В СМИ
24 НОЯБРЯ 2020
РЕН ТВ: В РФ могут появиться штрафы за нарушения закона о физлицах-иноагентах
В блогах
24 НОЯБРЯ 2020
Кирилл Рогов: На фоне абсолютной общественной депрессии, т.е. не способности общества к какому-то деятельному сопротивлению, в России идет широкоформатное ужесточение политического режима.
Наползающее безумие
19 НОЯБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Очевидно, что страна идет вразнос. Пандемия стала проваленным экзаменом для путинского режима. Двадцатилетие относительно мягкого авторитарного правления обернулось апофеозом безответственности начальников, способных лишь составлять отчеты для самого главного начальника да воровать. Только что проведенное Путиным совещание по борьбе с коронавирусом, которое транслировалось по федеральным каналам, стало наглядным тому свидетельством. Особенно показательным было выступление представителя Народного фронта, призванного контролировать чиновников. Ему удалось озадачить даже президента...
Прямая речь
19 НОЯБРЯ 2020
Андрей Колесников: Новые законы дополняют принятый ранее закон о неприкосновенности президента, готовя инфраструктуру для ответа на события, схожие с белорусскими.