«Дело ЮКОСа»
28 сентября 2020 г.
Прямая речь
30 ИЮЛЯ 2014

Елена Лукьянова, адвокат:

Предложение Невзлина — великолепный шаг, и оно многое говорит о моральном облике акционеров ЮКОСа. То, что Невзлин так поступил, говорит о том, что он получил соответствующее распоряжение от Михаила Борисовича, и это подтверждает моё мнение о нём как о человеке, который собрал вокруг себя чрезвычайно порядочных людей. Это предложение касается, в первую очередь, не Невзлина, а Алексея Пичугина. Необходимо исполнить решение Европейского суда в его отношении — это раз. Два: нужно исполнить решение Европейского суда по Ходорковскому и Лебедеву. Три: прекратить третье дело, которое до сих пор подвешено и не закрыто. И четыре: отменить решения по всем остальным сотрудникам ЮКОСа. Чтобы это сделать, достаточно пересмотреть эти дела быстро и в соответствии с законом. Но смогут ли власти пойти на это — сказать сложно, потому что уже слишком много было шуму. Пересмотреть эти дела сейчас — значит признаться в том, что были приняты неправосудные приговоры, за которые у нас предусмотрена уголовная ответственность. Но, в любом случае, шаг Невзлина — это сильно.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Здесь есть две важные составляющие. С одной стороны, есть серьёзная проблема с Алексеем Пичугиным. Потому что он повёл себя абсолютно правильно, ничего никому не сказал — и получил пожизненное. Представить себе, как это тяжело для человека, невозможно. И в свете этого первейший человеческий долг остальных юкосовцев, которые находятся на свободе, — его вызволить.

Вторая, менее очевидная составляющая, заключается в том, что с Владимиром Путиным пытаются поговорить прямо, в стиле «понятий». Если он на такой разговор пойдёт, это будет означать для него имиджевую катастрофу, так как окончательно продемонстрирует, что Пичугин попал в тюрьму не по решению суда, а по указанию сверху. Захотел Путин посадить — и посадил, стало жалко 10 или 20 миллиардов долларов — отпустил. То есть вопросы правосудия вообще не имеют смысла, всё решается «по понятиям»: ты взял нашего в заложники, мы предлагаем тебе скидку, а ты его выпусти.

Те, кто выступал с этой инициативой, предполагали, что с человеком, который сейчас руководит Россией, нужно говорить именно на таком языке, ставить вопрос «сколько это будет стоить?». В связи с этим вспоминается самая короткая, 112-я, статья сталинской Конституции с очень простой фразой: «Судьи в СССР независимы или подчиняются только закону». Исходя из таких соображений, Невзлин предлагает и нынешней вертикали выкуп за Пичугина. Собственно, речь идёт не только о нём: ясно, что и Платона Лебедева держат пусть и не в тюрьме, но в качестве заложника.

В Кремле всё это прекрасно понимают, и такой вариант им не нравится, потому что если они пойдут на подобный шаг, станет очевидно, что они вообще ни на секунду не заблуждались относительно правового государства. Но проблема в деньгах, с которыми сейчас будет тяжело. Быстро этот вопрос не решится в любом случае, это случится, только если вертикаль почувствует острый дефицит средств. Этого тоже быстро не произойдёт, так что в действительности разговор будет актуален через полгода, не раньше. Пока что властям кажется, что они выберутся, и может быть, действительно смогут.


<