В оппозиции
21 сентября 2019 г.
Независимый профсоюз журналистов получил название
18 ИЮНЯ 2014, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Вы будете смеяться, но независимый профсоюз журналистов, кажется, действительно, родился. Во всяком случае, начал издавать какие-то звуки.

У него появилось имя – профсоюз «Журналистская солидарность».

18 июня состоялась первая пресс-конференция инициативной группы. И, хотя народу было немного, все основные вопросы были заданы и ответы получены.

Наибольший интерес вызвал вопрос о демаркации. Всех интересовало, как именно мы будем отличать журналистов от пропагандистов.

Молодой человек с телекамерой (отказался назвать свое СМИ, заявив, что мы его все равно коллегой не считаем) задал этот вопрос несколько раз. Он почему-то считал, что демаркация — это инквизиция. Попытки Александра Рыклина объяснить разницу между этими понятиями неопознанный молодой человек, как мне показалось, счел неубедительными.

Затем возник вопрос о судьбе Дмитрия Киселева и Владимира Соловьева. Было ощущение, что эти двое уже написали заявление в наш профсоюз и ждут за дверью нашего решения. Я легкомысленно попытался снять эти вопросы, сославшись на абсолютную невероятность такой ситуации, но журналисты были настроены серьезно и потребовали четко ответить: примем мы их или нет.

«Да, несомненно», — сказал Рыклин. И тут же добавил: «Но сначала пусть подпишут наше заявление («О ситуации в российской журналистике»). Присутствующие еще раз посмотрели текст Заявления и притихли. Поскольку всем стало ясно, что предлагать подписать этот текст — что Киселеву, что Соловьеву — это и есть та самая инквизиция, от которой Рыклин открещивался. Тут Леонид Никитинский («Новая газета») заговорил о стандартах журналистики, и это было очень вовремя, поскольку стало ясно, что именно соблюдение или несоблюдение стандартов (норм) профессии и является той самой злополучной демаркацией, которая всех так встревожила.

Важную вещь, как всегда, сказал Лев Рубинштейн. Он объяснил, что «в деле организации профсоюза размер имеет значение». То есть успех «Журналистской солидарности» напрямую зависит от того, насколько массовой будет эта организация. Тут я совершенно не вовремя решил блеснуть экспертными знаниями и сказал, что в России в СМИ работают около 400 тысяч сотрудников, которые по закону о СМИ имеют статус журналистов. При этих словах лицо Александра Рыклина, человека, несомненно, физически смелого, опрокинулось от ужаса, и он буквально простонал: «И что, они все должны к нам вступить?!» Я понял, что мы прямо сейчас можем потерять очень нужного члена инициативной группы.
Видимо, Александр Юрьевич испугался, что ему придется кормить всю эту журналистскую ораву. Поэтому я его успокоил тем, что если вычесть сотрудников государственных и муниципальных СМИ, большая часть которых является не журналистами, а пропагандистами, обслуживающими власти разного уровня, то интерес для нового профсоюза представляют 30 – 40 тысяч журналистов, работающих в негосударственных СМИ. И при нашей хорошей работе около 10% из них вступят в «Журналистскую солидарность». Прикинув в уме, что речь идет всего о 3 – 4 тысячах журналистов, Рыклин и все остальные «инициативщики» успокоились.

Вячеслав Егоров

И когда журналистка «Новой газеты» Дарья Воробьева задала вопрос, что мы будем делать, если у нас ничего не получится, мы все, перебивая друг друга, стали объяснять ей, что, начиная новое дело, надо думать, как его успешно сделать и не думать о провале.

Но когда после пресс-конференции я возвращался на работу, мысль о том, что создание эффективного независимого журналистского профсоюза в сегодняшних российских условиях есть вещь в принципе невозможная, эта мысль упорно не желала исчезать из моей головы. И только уверенность в том, что Россия непредсказуемая страна, в которой неожиданно и иногда при больших стараниях получаются совершенно невозможные вещи, останавливала меня от немедленного дистанцирования от этого проекта.


Подписать заявление о создании независимого профессионального союза журналистов можно здесь

 

Фотография Вячеслава Егорова













  • Николай Сванидзе: Власть сдаёт назад, но, «включив заднюю скорость» в этом случае, она совершенно не собирается включать её в остальных делах. Наоборот, там пойдёт контратака.

  • Радио Свобода: 29 июля суд назначил Жданову 15 суток административного ареста. ... На сегодняшнем заседании суд решил, что директор ФБК должен отбыть недостающий срок.

  • Андрей Чураков: Всем тоскующим по СССР - ликуйте! Он вернулся - репрессивная психиатрия снова востребована.... Сейчас накачают мужика галлопередолом и предъявят в качестве "овоща"...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Страна победившего шаманизма
20 СЕНТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Пессимисты считали, что Павла Устинова, которому судья Криворучко дал 3,5 года за стояние у метро Пушкинская, отпустят в понедельник, 23.09.2019. Оптимисты были уверены, что он выйдет на свободу сегодня, то есть уже 20.09.2019. В этом пункте победили оптимисты, Устинов уже на свободе. Пессимисты полагают, что Павел Устинов получит год условно, как того требует Генпрокуратура, оптимисты надеются на оправдание. А еще оптимисты верят, что цеховая солидарность на наших глазах уже переросла в общегражданскую, а также что репрессивная машина дала сбой и вот-вот начнет выплевывать всех политзеков и, возможно, даже станут наказывать излишне ретивых судей и полицейских.
Прямая речь
20 СЕНТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть сдаёт назад, но, «включив заднюю скорость» в этом случае, она совершенно не собирается включать её в остальных делах. Наоборот, там пойдёт контратака.
В СМИ
20 СЕНТЯБРЯ 2019
Радио Свобода: 29 июля суд назначил Жданову 15 суток административного ареста. ... На сегодняшнем заседании суд решил, что директор ФБК должен отбыть недостающий срок.
В блогах
20 СЕНТЯБРЯ 2019
Андрей Чураков: Всем тоскующим по СССР - ликуйте! Он вернулся - репрессивная психиатрия снова востребована.... Сейчас накачают мужика галлопередолом и предъявят в качестве "овоща"...
Перерастет ли цеховая солидарность в общегражданскую?
18 СЕНТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Основная идея редакционной статьи в газете «Ведомости», опубликованной 18.09.2019 за подписью Марии Железновой, содержится в ее подзаголовке: «Акции цеховой солидарности – это важнейший шаг на пути к солидарности общегражданской». Статья называется «Мы Иван Голунов, Егор Жуков и Павел Устинов», и в ней описываются акции солидарности театральной общественности с актером Павлом Устиновым, которого судья Криворучко приговорил к 3,5 годам заключения за то, что его жестоко избили несколько росгвардейцев, а один из них так сильно бил актера Павла Устинова, что вывихнул плечо.
Прямая речь
18 СЕНТЯБРЯ 2019
Алёна Солнцева: В обществе с дефицитом солидарности возможность ощущать себя частью чего-то большего, например, единого цеха и, таким образом, не оказываться в одиночестве, это очень важно.
В СМИ
18 СЕНТЯБРЯ 2019
РБК: Более 40 священиков РПЦ написали открытое письмо в поддержку фигурантов дела о митингах в Москве.
В блогах
18 СЕНТЯБРЯ 2019
Павел Чиков: Павел Устинов - единственный из участников Московского дела, у кого позиция защиты "в митинге участия не принимал, шел на встречу, делов не знаю".
Выборы – выборами, а репрессии по расписанию
10 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Итак, силовики призывают не расслабляться. Минувшей ночью они вломились с обысками к главам и некоторым членам региональных штабов ФБК. Пока спецоперацией охвачено пять городов – обыски прошли в Саранске, Самаре, Челябинске, Уфе и Перми. Следственные действия проводятся в рамках уголовного дела об «отмывании денег». Суть его в том, что по версии Следственного комитета сотрудники ФБК в течение трех лет получали «черный нал» в разнообразных валютах, а после через банкоматы загружали деньги на личные счета и таким образом их легализовывали. Алексей Навальный и все его сотрудники  свою вину полностью отрицают.
Прямая речь
10 СЕНТЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Я не исключая того, что власти, понимая, что они хуже и хуже контролируют ситуацию, дойдут до введения чрезвычайного положения и отмены выборов.