В оппозиции
25 января 2021 г.
ПАРНАС – РПР = ?
10 ФЕВРАЛЯ 2014, СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ

ИТАР-ТАСС

Оговорюсь сразу же для ясности: я не член РПР-ПАРНАС (или как его теперь называть), но последние два года в силу известных причин очень плотно и тесно взаимодействовал как с его руководителями, так и с рядовыми членами партии. Со всеми основными, публичными участниками конфликта достаточно хорошо знаком лично, много общался с ними, и со всеми у меня лично хорошие отношения. Плюс к тому мои собственные праволиберальные взгляды – возможно, у меня редкая позиция внешнего, стороннего, но совсем не постороннего наблюдателя. Именно поэтому я и посчитал возможным высказать свои соображения по поводу произошедшего раскола.

Постоянно слышу разговоры о том, что РПР-ПАРНАС изначально было искусственным объединением несоединимого. Но это, по моему разумению, не так. Объединение достаточно разных по радикальности организаций в одну было вполне органичным в условиях борьбы с авторитаризмом второго путинского и медведевского президентств. Противостояние авторитарной власти не исключает ни жесткой конфронтации, ни диалога как такового, а вести и то, и другое, объединив силы, очевидно, эффективнее, чем порознь. Но третий путинский срок с самого начала ознаменовал собой поворот власти от авторитарной к тоталитарной системе власти, к стремительному формированию в стране фашистского государства.

Это довольно своеобразный фашизм без характерного для него «Большого проекта» – социального (как в СССР), имперского (как в Италии Муссолини), расово-этнического (как в Германии времен нацизма и, отчасти, в ЮАР эпохи апартеида), консервативного (как в Испании эпохи Франко или Португалии Салазара) – разные были «Большие проекты», но всегда были. А у нынешнего режима его нет. А все его потуги на симуляцию имперского или ортодоксально-православного проекта так симулякрами и остаются за полнейшей невостребованностью: кто-нибудь в состоянии поверить, что люди в современной России пойдут на смерть за «Империю» или «Православную веру»? Я так не в состоянии. Два года назад, когда политический тренд третьего путинского срока уже вполне определился, я предложил определить его как «пустотелый фашизм» и по сегодня считаю такое определение вполне точным. Все основные признаки, характерные для фашизма, кроме «Большого проекта», налицо: завершение формирования корпоративного государства с квази-частной и квази-государственной собственностью, на деле являющейся формальным прикрытием экономических интересов узкого слоя властной верхушки, квази-многопартийная политическая система, в которой ни одна из системных партий, включая «правящую», политической партией в нормальном, общепринятом смысле слова не является, жесткое подавление гражданских, политических и экономических свобод и любых независимых от власти гражданских инициатив и организаций (вне зависимости от того, носят ли они хоть сколько бы то ни было политический характер), зачистка информационного поля и т.д. Но «пустотелость» нынешней версии фашизма не дает ей инструмента для отказа от внешних формальных атрибутов демократического общества – ни на расовое превосходство, ни на революционное классовое правосознание, ни на консервативно-патриархальные ценности она опереться не может ввиду их отсутствия. Но – и я хочу это подчеркнуть – сугубо формальных атрибутов!

И в изменившихся условиях противостояния уже не авторитарной, а отчетливо тоталитарной системе вопрос о возможности / допустимости диалога с властью становится принципиальным для любой оппозиционной партии. Точнее, для любой партии, претендующей на статус оппозиционной. Уточнение принципиальное: в тоталитарной системе перед любой партией стоит альтернатива – или остаться оппозиционной (со всеми проблемами, но и перспективами), или стать «партией-сателлитом» (если кто помнит терминологию восточно-европейских реалий времен советского блока), со всеми сиюминутными привилегиями системности, но без просматриваемых долговременных перспектив. Во втором случае можно и, наверное, нужно вести переговоры с властью по любым вопросам (собственно, ни на какое большее влияние «партия-сателлит» и расчитывать не может), иногда, возможно, даже локально успешные переговоры, но только надо отдавать себе отчет, что оппозиционной партия, ведущая подобные переговоры, перестает быть. Потому что у по-настоящему оппозиционной партии диапазон тем для переговоров с властями крайне узок – только в рамках «круглого стола» о мирной передаче власти, как то было, например, в Польше в 1989 г.

Вообще, касательно переговоров с властью в последнее время много чего было наговорено. И проблема с амнистией и судьбой узников 6 мая только подогрела страсти, с одной стороны, и сильно все запутала в мозгах у многих, с другой. А разобраться здесь необходимо.

По моему глубокому убеждению, правозащитники – это такой особый сорт людей (а правозащита – особый вид деятельности), который категорически исключает политическую ангажированность и требует от человека особых сугубо человеческих, личностных качеств. «Правозащитником» невозможно назваться – им можно только стать, если даже не быть изначально, от рождения. И им, людям, делающим важнейшую, тяжелейшую и до крайности неблагодарную работу, можно и нужно ходить куда угодно и разговаривать с кем угодно – хоть с чёртом! – а нам нужно с благодарностью воспринимать их усилия. Но то – правозащитники. Мне в последний год пришлось столкнуться с вопросом по полной, и о себе я понял: защитником быть могу (не мне судить, сколь хорошим), «правонападающим», по изумительно точному выражению Ольги Романовой, возможно, тоже смогу, а вот правозащитником – никогда. Вот Аня Каретникова и Зоя Светова могут – а я нет. И жестко высказывавшийся по поводу обращений к власти Александр Подрабинек тоже самое большее – «правонападающий», если не просто политик, но не правозащитник. В его словах очень много правды – но правды политической. И в смысле общения с власть предержащими – какими бы они ни были! – правозаитники подобны врачам и, наверное, настоящим сященникам, которые оказывают помощь любому, невзирая на лица и положение. А вот политикам в условиях тоталитарного государства такая всеядность прямо противопоказана – они должны делать выбор.

И теперь, возвращаясь к событиям в РПР ПАРНАС, я могу сказать, что мне представляется, что В.Рыжков со товарищи сделали выбор между «системностью» и оппозиционностью в пользу «системности». Это их выбор. И как ни жаль, что раскол произошел, но в условиях установившегося тоталитаризма сохранение в одной партии «системного» и оппозиционного крыла стало действительно невозможным.

Что будет дальше с вышедшими из партии В.Рыжковым, С.Алексашенко и их сторонниками – пока неясно. Возможно, им и удастся зарегистрировать новую партию, пока условно именуемую «Республиканцы России» – особой опасности для власти системная партия с опытными политиками во главе вряд ли представляет, и палки в колеса им власть вряд ли будет вставлять.

Гораздо интереснее, чем обернется раскол для ПАРНАСА. Собственно, у него – помимо неизбежных и уже всеми, кому не лень, очерченных трудностей – сейчас есть уникальная возможность стать настоящим лидером праволиберального крыла реальной оппозиции нынешней власти. Для этого надо сместиться вправо (центристов и так пруд-пруди, да и сама по себе центристская позиция с неизбежностью дрейфует от оппозиционности к «системности»), акцентировать либерализм в противовес охранительному консерватизму и четко обозначить активную оппозиционность. Тем более что всеми своими последними действиями власть бездумно выталкивает на это праволиберальное оппозиционное поле тех, кто в иных, более «вегетарианских» условиях оставались бы в неоформленном центре политического и идейного спектра, представляя собой неисчерпаемый источник конформизма.

Правая (в смысле «не-левая», не социалистическая), либеральная (в смысле не консервативно-охранительная) и оппозиционная (не конформистско-системная) позиции – это тот остаток, после «вычитания» из ПАРНАСа РПР, который имеет принципиально большие проблемы сегодня и принципиально серьезные преспективы уже завтра. Завтра, которое непременно наступит. И возможно, гораздо скорее, чем это может показаться сейчас.

Но помимо перечисленного, этому ПАРНАСу срочно нужны новые – и желательно молодые! – лица на публично-значимых ролях. Боюсь, без такого обновления даже сторонникам будет трудно поверить в позитивность перемен и новые преспективы.

На фото: Москва. 8 февраля. Сопредседатели партии РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков и Борис Немцов (слева направо) перед заседанием федерального политсовета РПР-ПАРНАС.

Фото ИТАР-ТАСС/ Павел Смертин














  • Леонид Гозман: Это был настоящий День народного единства, и власти испугались. А испугавшись, они начали о случившемся говорить, и это может предвещать нанесение ответных ударов...

  • Коммерсант: Власть заявляет, что главные участники акций — дети, которых провоцируют через социальные сети. МИД России обвиняет посольство США в попытках обострить обстановку. 

  • Abbas Gallyamov: Идя навстречу пожеланиям общественности, принято решение дополнить экипировку бойца ОМОН ёршиком для прочистки запотевшего забрала.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
25 ЯНВАРЯ 2021
Леонид Гозман: Это был настоящий День народного единства, и власти испугались. А испугавшись, они начали о случившемся говорить, и это может предвещать нанесение ответных ударов...
В СМИ
25 ЯНВАРЯ 2021
Коммерсант: Власть заявляет, что главные участники акций — дети, которых провоцируют через социальные сети. МИД России обвиняет посольство США в попытках обострить обстановку. 
В блогах
25 ЯНВАРЯ 2021
Abbas Gallyamov: Идя навстречу пожеланиям общественности, принято решение дополнить экипировку бойца ОМОН ёршиком для прочистки запотевшего забрала.  
Навальный и пустота
22 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Ситуация в России и вокруг России накануне акции в поддержку Навального 23.01.2021 выглядит как жесткое противостояние внутри страны, разделившейся по нескольким основаниям: по возрасту, образованию и источникам информации. Отравление Навального, его арест, последующий суд и, особенно, фильм «Дворец для Путина» произвели настоящий взрыв в социальных сетях и на цифровых платформах. Число просмотров этого фильма на ютубе за пару дней перевалило за 50 миллионов и продолжает стремительно расти. Еще более масштабные изменения — фактически революционные — произошли на платформе ТикТок, основными пользователями которой являются дети, подростки и молодежь.
Прямая речь
22 ЯНВАРЯ 2021
Дмитрий Орешкин: Сдвиг в структуре поддержки Владимира Путина означает, что что-то действительно поменялось внутри социума, и это важное отличие от событий 5-10-летней давности.
В СМИ
22 ЯНВАРЯ 2021
Znak.com: По грубым подсчетам, на протестные акции по всей стране собираются прийти около 150 тыс. человек.
В блогах
22 ЯНВАРЯ 2021
Леонид Гозман: Вы все о детях заботитесь. Не пускайте их, говорите, на митинги, их там бить будут. Так, ведь, это вы их будете бить! Гуманисты! Дайте своим карателям приказ этого не делать, и все будет хорошо.
Фильм Навального об амебе, ставшей хозяином России
20 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Фильм Навального «Дворец для Путина», выпущенный сразу после его похищения в аэропорту Шереметьево и «суда» под портретом Генриха Ягоды, за 20 часов набрал только на ютубе свыше 20 миллионов просмотров. Политический узник № 1 из своей камеры в СИЗО «Матросская тишина» нанес ответный удар существу, которое организовало его отравление, затем похищение и в данный момент вознамерилось упрятать его за решетку пожизненно. О дворце Путина в Геленджике стоимостью в 1 млрд долларов и о том, как и на какие средства он был построен, я узнал в 2010 году от непосредственного участника этой истории и одного из главных ее разоблачителей питерского бизнесмена Сергея Владимировича Колесникова. И, тем не менее, фильм Навального впечатляет.
Прямая речь
20 ЯНВАРЯ 2021
Леонид Гозман: Жестокая и беззаконная власть может существовать довольно долго, а вот власть, которую презирают, существовать долго не может.
В СМИ
20 ЯНВАРЯ 2021
Znak.com: 19 января команда Алексея Навального выпустила огромное расследование о «дворце Путина» на побережье Черного моря под Геленджиком. Для этого был создан специальный сайт...