Хозяева страны
01 октября 2020 г.
Российская охранка всерьез взялась за историю страны
28 ЯНВАРЯ 2014, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

Глава пресс-службы Федеральной службы охраны (ФСО) возглавит кафедру отечественной истории XX века исторического факультета МГУ. Сергей Девятов, который сменит возглавлявшего кафедру академика РАН Юрия Кукушкина, специализируется на истории Кремля и истории спецслужб. С середины 1980-х годов он работал в Московском Кремле, был хранителем фондов кабинета и квартиры Ленина. С 1994 года выступал в СМИ как пресс-секретарь Главного управления охраны (с 1996 года — Федеральная служба охраны, ФСО).

ИТАР-ТАСС

Назначение Сергея Викторовича Девятова – доктора исторических наук из ФСО – заведующим кафедрой отечественной истории ХХ века МГУ вызвало бурные споры, связанные не только с кадровой политикой университета. В конце концов, после деятельности Добренькова и Дугина на социологическом факультете удивляться ничему не приходится. Эмоции вызвало, в первую очередь, совпадение этого назначения с подготовкой нового учебника по истории, который должен содержать патриотическую версию российского прошлого, политически корректную для настоящего времени.

Отметим еще один факт – Девятов является далеко не единственным историком, сочетающим профессиональные интересы и работу в силовой структуре. Есть и обратные примеры – когда силовики становятся авторами книг по истории своих ведомств. Можно говорить о своего рода «силовой» истории как уже сложившемся феномене, заслуживающем внимания. Тем более что ее набор представлений вполне может быть в том или ином виде интегрирован в будущий учебник.

Одной из важных особенностей «силовой истории» является насыщенность фактами – именно она привлекает внимание к таким книгам даже тех читателей, которым антипатичен их концептуальный подход. Самые интересные факты заимствованы из ведомственных архивов, которые закрыты или лишь слегка приоткрыты для простых смертных, пусть даже и занимающихся исторической наукой. И остается догадываться, какие еще залежи информации остаются недоступными, так как они не привлекают внимания ведомственных историков.

Еще одна особенность такой истории – ее подчеркнуто «государственный» характер. Интересы ведомства встраиваются в общегосударственный контекст, а сама силовая структура предстает в виде необходимого защитника национальных интересов. Государство здесь нередко смешивается с государем, причем в положительном свете предстают те государи, которые не жалели сил и средств для укрепления системы государственной безопасности. И напротив, все, что в той или иной степени ослабляло государственную власть (или наносило удар по ведомственным амбициям, что в данной логике одно и то же), является в подобных схемах сугубо негативным фактором, для борьбы с которым «силовики» и существуют. Это относится не только к революционерам, но и к либералам, которые несовместимы с политической реакцией. Места для общества в этой версии истории просто нет — это имперская история Петра Великого, которой неинтересны переживания Евгения.

При этом история рассматривается как непрерывный процесс борьбы государства со смутой, с врагом внешним и внутренним. Самым сложным моментом здесь являются события 1917 года, когда государственность была снесена до основания. Но и здесь найден ход, позволяющий примирить, казалось бы, непримиримое. Эта находка – плод не современности, а позднесоветского времени, когда даже служилые люди после энной рюмки не прочь были спеть про поручика Голицына. Именно в позднесоветское время появились книги и фильмы, в которых советские силовые структуры – в некотором противоречии с казенной идеологией – мягко превращались в преемников соответствующих царских институтов. Вспомним фильмы «Рожденная революцией» и «Государственная граница», где надворный советник Колычев и капитан Данович становятся наставниками первых советских правоохранителей. А в «Адъютанте его превосходительства» — пожалуй, одном из самых «белых» фильмов, снятых в СССР — красные и белые объединяются в борьбе против бандитов, враждебных любому государству (батька Ангел, бывший украинским националистом, предстает в фильме банальным уголовником). А красный разведчик, элегантный капитан Кольцов (кавалер орденов Анны и Владимира), выглядит не просто удачливым шпионом, а благородным продолжателем лучших традиций русской армии, представленных генералом Ковалевским, похожим более не на своего прототипа, загульного Май-Маевского, а на нравственно безупречного Деникина.

При этом — другой вопрос, сознательно или нет — не учитывается одно ключевое обстоятельство. В дореволюционной традиции невозможен достойный ответ на вопрос «Павел Андреевич, Вы шпион?», на который капитан Кольцов пространно отвечает сыну полковника Львова. Потому что есть устойчивые представления о должном, о добре и зле, которые в советское время оказались размыты. Равно как и невозможно представить себе, чтобы университетская корпорация – по крайней мере, после Великих реформ — согласилась бы с назначением на кафедру русской истории историографа из МВД или даже более либерального Минфина (такие функции обычно выполняли кадровые чиновники министерств, готовившие по поручению начальства роскошные тома, посвященные ведомственным юбилеям). Тогда считалось, что отечественная университетская наука призвана соответствовать мировому уровню, а русские историки должны говорить на одном научном языке со своими немецкими или французскими коллегами.

Впрочем, в нынешней России, после десятилетий не только политической, но и научной самоизоляции, ситуация является иной. Корпоративность (в хорошем смысле этого слова) заменяется клановостью и чинопочитанием далеко не только в научно-образовательной сфере. Для наших вузовских реалий (за некоторыми исключениями, не слишком меняющими общей картины) экзотикой являются скорее современные тенденции в исторической науке — и кадровое решение на историческом факультете МГУ в связи с этим удивления не вызывает.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий



Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Джапаридзе













  • Николай Сванидзе: Этот стиль общения с президентом распространялся постепенно.

  • РИА Новости: 13 сентября в России прошли выборы глав 18 регионов... Руководителей еще двух субъектов... выбрали региональные парламенты. ДОЖДЬ: Путина в пятый раз выдвинули на Нобелевскую премию мира
  • Matveev-Lemke: Ранее на ту же премию выдвигали: Сталина, Муссолини, Гитлера, Кастро и Чавеса, но никто из этих уродов награду не получил. Не получит и Путин... Вероятно, он и в финале этих деятелей повторит.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
День благодарения. Россия. Наши дни
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В четвертый четверг сентября в России случился День благодарения. Возможно, это станет новой национальной традицией, еще одним доказательством, что Россия — не Америка. Поскольку в США День благодарения празднуют в четвертый четверг ноября, а у нас тоже в четверг и тоже четвертый, но в сентябре. И потом, они там благодарят Бога за достаток, за доброе отношение, за то, что живы и могут радоваться жизни. В России примерно за то же самое благодарят Путина. Не все, конечно, а только избранные. Точнее, свежеизбранные губернаторы, с которыми Путин 24.09.2020 провел видеоконференцию.
Прямая речь
25 СЕНТЯБРЯ 2020
Николай Сванидзе: Этот стиль общения с президентом распространялся постепенно.
В СМИ
25 СЕНТЯБРЯ 2020
РИА Новости: 13 сентября в России прошли выборы глав 18 регионов... Руководителей еще двух субъектов... выбрали региональные парламенты. ДОЖДЬ: Путина в пятый раз выдвинули на Нобелевскую премию мира
В блогах
25 СЕНТЯБРЯ 2020
Matveev-Lemke: Ранее на ту же премию выдвигали: Сталина, Муссолини, Гитлера, Кастро и Чавеса, но никто из этих уродов награду не получил. Не получит и Путин... Вероятно, он и в финале этих деятелей повторит.
Грустные вести с колхозных полей
27 АВГУСТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Тесное в последнее время общение кремлевских пиарщиков с Александром Лукашенко трагическим образом сказалось на их мыслительных способностях. Одним словом, заразились. Ведь как Батька отвечает на ерунду вроде многотысячных протестов — он отправляется в очередной сельскохозяйственный комплекс поднимать удои и намолот. И все видят: в то время как сотни тысяч людей заняты бессмысленным хождением туда-сюда, выдвигая при этом смешные требования о честных выборах, сам-то главный начальник сосредоточен на решении насущных практических задач. Прием, надо сказать, был доведен до совершенства тремя поколениями северокорейских диктаторов.
Прямая речь
27 АВГУСТА 2020
Николай Сванидзе: Если расследование покушения и будет, то с одной-единственной целью: замести под лавку те следы, которые не удалось спрятать раньше.
В СМИ
27 АВГУСТА 2020
"Новая газета": Вся речь президента — явная работа на упреждение белорусского сценария. Притом — белорусскими же методами.
В блогах
27 АВГУСТА 2020
Олег Фоминаых: Золотов вызвал Навального на дуэль, когда Алексей сидел в сизо. Пригожин грозит раззуть и раздеть Навального лежащего без сознания в немецкой клинике. Истинные арийцы прям.
Кривая рука Москвы
30 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Не перестаю восхищаться Александром Григорьевичем Лукашенко. Уникальный экземпляр, интриган с такими размахом и беззастенчивостью, словно он пришел из каких-то далеких эпох, то ли из Средневековья, то ли из 17-го века. Вот сейчас ему неуютно. Вроде бы все правильно сделал, всех реальных конкурентов заранее пересажал, и дорога к очередному президентству, казалось, открыта. Одна беда – недоучел (что характерно для любого, даже чрезвычайно ловкого диктатора), до какой степени достал смирных белорусов за четвертьвековое правление. Это желание избавиться от давно надоевшего манипулятора выплеснулось в митингах в поддержку Светланы Тихановской.
Прямая речь
30 ИЮЛЯ 2020
Аркадий Дубнов: Москва не заинтересована в президентских выборах в Белоруссии, на которых победу одержал бы реальный оппонент Лукашенко, оппозиционер или просто человек...